Можно ли включить в льготный стаж для назначения досрочной пенсии выходной день?

76

Вопрос

Можно ли включить в льготный стаж для назначения досрочной пенсии выходной день, который был предоставлен дополнительно взамен работы в выходной день?

Ответ

Ответ на вопрос:

Как правило, в стаж работы, дающей право на льготное назначение пенсии, засчитываются периоды работы, когда:

  • работа выполнялась постоянно, в течение полного рабочего дня;
  • за работу уплачивались страховые взносы.

Об этом говорится в пункте 4 Правил, утвержденных постановлением Правительства РФ от 11 июля 2002 г. № 516, и пункте 3 постановления Правительства РФ от 16 июля 2014 г. № 665.

Согласно ст. 153 ТК РФ по желанию работника, работавшего в выходной или нерабочий праздничный день, ему может быть предоставлен другой день отдыха. В этом случае работа в выходной или нерабочий праздничный день оплачивается в одинарном размере, а день отдыха оплате не подлежит.


Читайте подробнее о выходных днях 2017 по этой ссылке.


Поскольку такой день отдыха не оплачивается, то за данный день и не происходит уплата страховых взносов. Включению в льготный стаж подлежат только оплачиваемые отгулы (например, за дни сдачи крови).

Сказанное выше также подтверждают материалы судебной практики. См., например, Апелляционное определение Ярославского областного суда от 09.02.2015 по делу N 33-662/2015 в доп. материалах.

Примечание:

По данному вопросу рекомендуем обращаться непосредственно в Пенсионный фонд РФ, а при несогласии с ним в суд. В настоящее время судебной практики по спорам, связанным с включением в льготный стаж выходных дней за работу в выходные и праздничные дни практически нет. Мы смогли найти всего одно решение и то, относящееся к периоду работы в рамках еще КЗоТ РСФСР, когда компенсация сверхурочной работой отгулами запрещалась.

Подробности в материалах Системы Кадры:

1. Правовая база:

ЯРОСЛАВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 февраля 2015 г. по делу N 33-662/2015

Судья Смирнова Т.Ю.

Судебная коллегия по гражданским делам Ярославского областного суда в составе

председательствующего Сеземова А.А.,

судей Афанасьевой Т.В. и Парменычевой М.В.,

при секретаре Р.

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Ярославле

09 февраля 2015 года

дело по апелляционной жалобе Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в Тутаевском муниципальном районе Ярославской области на решение Тутаевского городского суда Ярославской области от 12 ноября 2014 года, которым постановлено:

"Исковые требования Ф. удовлетворить.

Обязать Управление Пенсионного Фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в Тутаевском муниципальном районе Ярославской области зачесть Ф. в специальный стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии, периоды нахождения на курсах повышения квалификации с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ; дополнительные дни отдыха: с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ и назначить ему досрочную трудовую пенсию по старости с ДД.ММ.ГГГГ

Взыскать с Управления Пенсионного Фонда Российской Федерации (государственного учреждения) в Тутаевском муниципальном районе Ярославской области в пользу Ф. государственную пошлину в сумме... рублей";

и на дополнительное решение Тутаевского городского суда Ярославской области от 21 ноября 2014 года, которым постановлено:

"Исковые требования Ф. о признании незаконным решения N от ДД.ММ.ГГГГ Управления Пенсионного фонда РФ в Тутаевском муниципальном районе об отказе в установлении пенсии удовлетворить частично.

Признать решение N от ДД.ММ.ГГГГ Управления Пенсионного фонда РФ в Тутаевском муниципальном районе Ярославской области незаконным в части непринятия к зачету в специальный стаж периодов нахождения на курсах повышения квалификации с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ; и дополнительные дни отдыха: с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ.".

Заслушав доклад судьи Сеземова А.А., судебная коллегия

установила:

ДД.ММ.ГГГГ Ф. обратился в Управление Пенсионного фонда РФ в Тутаевском муниципальном районе Ярославской области с заявлением о назначении трудовой пенсии в соответствии с подпунктом 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона от 17.12.2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", с ДД.ММ.ГГГГ.

Решением Управления Пенсионного фонда РФ в Тутаевском муниципальном районе Ярославской области от ДД.ММ.ГГГГ N в назначении пенсии было отказано. В специальный стаж не были включены периоды нахождения на курсах повышения квалификации с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ; и дополнительные дни отдыха: с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ.

Ф. обратился в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда РФ в Тутаевском муниципальном районе Ярославской области, в котором просил признать недействительным решение Управления Пенсионного фонда РФ в Тутаевском муниципальном районе Ярославской области от ДД.ММ.ГГГГ N в части не включения в специальный стаж спорных периодов; обязать ответчика включить в его специальный стаж вышеуказанные спорные периоды и назначить досрочную трудовую пенсию с ДД.ММ.ГГГГ.

Судом постановлено указанное выше решение, дополнительное решение.

В апелляционной жалобе ставится вопрос об отмене решения суда с принятием по делу нового решения. Доводы жалобы сводятся к несоответствию выводов суда обстоятельствам дела.

Проверив законность и обоснованность решения исходя из доводов, изложенных в жалобе, исследовав материалы дела, судебная коллегия полагает, что апелляционная жалоба не содержит правовых оснований к отмене вынесенного судом решения.

Разрешая спор и оценивая представленные по делу доказательства в соответствии с требованиями статьи 67 ГПК РФ, суд пришел к выводу о том, что периоды обучения Ф. на курсах повышения квалификации, а также дополнительные дни отдыха за донорство подлежат включению в специальный стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста в связи с осуществлением медицинской деятельности.

С выводами суда, мотивами, изложенными в решении суда, судебная коллегия соглашается и считает их правильными, соответствующими нормам Конституции РФ, действующему пенсионному законодательству и законодательству, регулирующему вопросы назначения пенсии в связи с медицинской деятельностью в спорные периоды времени, а также согласуются с правовой позицией, изложенной в Постановлении Конституционного Суда РФ от 29.01.2004 года N 2-П и от 03.06.2004 года N 11-П.

Обстоятельства, имеющие значение для дела, судом определены правильно и при рассмотрении дела тщательно и всесторонне исследованы.

В соответствии с подпунктом 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона от 17.12.2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона, лицам, осуществляющим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения не менее 25 лет в сельской местности и поселках городского типа и не менее 30 лет в городах, сельской местности и поселках городского типа либо только в городах, независимо от их возраста.

Из материалов дела усматривается, что в период с ДД.ММ.ГГГГ истец принят на должность <...> <...>, которая впоследствии подвергалась переименованиям. С ДД.ММ.ГГГГ переведен на должность <...> ДД.ММ.ГГГГ переведен на должность <...> где и работает в настоящее время.

Также из материалов дела следует, что периоды работы в указанном учреждении учтены пенсионным органом при исчислении специального стажа Ф., однако в специальный стаж не включены периоды нахождения на курсах повышения квалификации с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ; и дополнительные дни отдыха: с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ.

Судебная коллегия соглашается с доводами и мотивами, по которым суд первой инстанции посчитал решение пенсионного органа в данной части неправомерным.

Так, согласно ранее действовавшей ранее статье 112 КЗоТ РСФСР и статье 187 ТК РФ, действующей в настоящее время, в случае направления работодателем работника для повышения квалификации с отрывом от работы за ним сохраняется место работы (должность) и средняя заработная плата, в связи с чем период нахождения на курсах повышения квалификации является периодом сохранения за работником его заработной платы, с которой работодатель должен производить отчисления страховых взносов в Пенсионный фонд РФ.

Следовательно, периоды нахождения на курсах повышения квалификации, как периоды работы, в силу пункта 4 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", утвержденных Постановлением Правительства РФ от 11.07.2002 года N 516, подлежат зачету в стаж работы, дающей право досрочное пенсионное обеспечение.

Принимая во внимание приведенные положения, а также гарантии, предоставленные законодательством для лиц, направляемых на повышение квалификации в виде сохранения места работы и оплаты труда, суд правомерно включил в специальный стаж истца периоды нахождения на курсах повышения квалификации.

При этом судебная коллегия также принимает во внимание, что повышение квалификации является обязательным условием для дальнейшего выполнения медицинским работником профессиональных должностных обязанностей.

Так, в соответствии с требованиями Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22.07.1993 года N 5487-1 повышение квалификации является не правом, а прямой обязанностью каждого медицинского работника.

При этом работник направляется на курсы повышения квалификации именно по указанию работодателя. Иными словами, фактическое отсутствие медицинского работника на работе с особыми условиями труда вызвано не его личным волеизъявлением, а необходимостью, обусловленной положениями действующего законодательства об обязательном периодическом повышении квалификации.

На основании изложенного доводы апелляционной жалобы о необоснованности включения в специальный стаж истца периодов нахождения истца на курсах повышения квалификации правильность выводов суда первой инстанции не опровергают.

При этом не указание работодателем кода льготы в индивидуальных сведениях персонифицированного учета, как правильно указал суд, не может служить основанием к отказу в зачете данных периодов в специальный стаж работы истца.

Правомерно судом включены в специальный стаж и донорские дни истца, поскольку в силу статьи 186 ТК РФ в такие дни за работником также сохраняется средний заработок, с которого работодатель производит отчисления страховых взносов в Пенсионный фонд РФ.

При таких обстоятельствах судом на ответчика обоснованно возложена обязанность по назначению Ф. пенсии с момента его обращения за назначением пенсии, поскольку на эту дату, с учетом включения спорных периодов специальный стаж, у него возникло право на назначение досрочной пенсии.

В целом, доводы жалобы о невозможности включения спорных периодов в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, по существу сводятся к изложению обстоятельств, которые являлись предметом исследования и оценки суда первой инстанции, не опровергают и не ставят под сомнение выводы суда. Правовых оснований, которые в силу закона могли бы повлечь отмену решения суда, апелляционная жалоба не содержит.

Нарушений норм процессуального права судом не допущено.

По изложенным мотивам судебная коллегия отклоняет апелляционную жалобу и оставляет ее без удовлетворения.

Учитывая изложенное, руководствуясь статьей 328 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Апелляционную жалобу Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в Тутаевском муниципальном районе Ярославской области на решение Тутаевского городского суда Ярославской области от 12 ноября 2014 года и дополнительное решение Тутаевского городского суда Ярославской области от 21 ноября 2014 года - оставить без удовлетворения.

АЛТАЙСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 октября 2013 г. по делу N 33-8426/2013

Судья: Белущенко М.Ю.

Судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда в составе:

председательствующего Вишняковой С.Г.

судей: Бредихиной С.Г., Новоселовой С.Г.

при секретаре Т.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу ответчика Государственного учреждения - Управления Пенсионного фонда в Российской Федерации в г. Бийске и Бийском районе Алтайского края на решение Бийского городского суда Алтайского края от 31 июля 2013 года

по делу по иску С.В. к Государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Бийске и Бийском районе Алтайского края (по тексту - ГУ УПФ РФ) о признании решения об отказе в установлении пенсии незаконным, включении периодов работы в трудовой стаж, назначении досрочной трудовой пенсии по старости.

Заслушав доклад судьи Бредихиной С.Г., судебная коллегия

установила:

Истец С.В. обратился в суд с иском к ответчику ГУ УПФ РФ, ссылаясь на то, что ДД.ММ.ГГ обратился к ответчику с заявлением о назначении досрочной трудовой пенсии по старости в соответствии с пп. 6 п. 1 ст. 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", предоставив при этом трудовую книжку и необходимый пакет документов. Решением ГУ УПФ РФ от ДД.ММ.ГГ *** ему было отказано в назначении пенсии в связи с отсутствием необходимого стажа работы. Не зачтен период работы с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ - неоплачиваемые отгулы. ДД.ММ.ГГ истец вторично обратился в ГУ УПФ РФ с заявлением, ему вновь было отказано из-за отсутствия необходимого стажа. Истец полагает, что отказ в назначении трудовой пенсии является незаконным, поскольку указанный период является отгулами за ранее отработанное время по суммированному учету рабочего времени. В этот период истец продолжал состоять в трудовых отношениях, работая на предприятии в качестве сторожа, за этот период ему начислялась заработная плата и работодателем отчислялись страховые взносы.

Просит признать незаконными решения ГУ УПФ РФ *** от ДД.ММ.ГГ и *** от ДД.ММ.ГГ об отказе С.В. в назначении трудовой пенсии по старости. Обязать ГУ УПФ РФ включить С.В. в трудовой стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости период работы с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ - отгулы за ранее отработанное время по суммированному учету рабочего времени в районах Крайнего Севера. Признать за С.В. право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости и обязать ГУ УПФ РФ назначить пенсию с ДД.ММ.ГГ, а также взыскать с ответчика государственную пошлину в возврат в размере <данные изъяты>

Решением Бийского городского суда Алтайского края от ДД.ММ.ГГ исковые требования Т. к ГУ УПФ РФ удовлетворены.

Включен С.В. в специальный трудовой стаж, дающий право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости, период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ отгулы за ранее отработанное время по суммированному учету рабочего времени в районах Крайнего Севера.

Признаны незаконными решения ГУ УПФ РФ *** от ДД.ММ.ГГ и *** от ДД.ММ.ГГ об отказе С.В. в назначении досрочной трудовой пенсии по старости.

Возложена на ГУ УПФ РФ обязанность назначить С.В. досрочную трудовую пенсию по старости с ДД.ММ.ГГ.

Взыскана с ГУ УПФ РФ в пользу С.В. госпошлина в размере <данные изъяты>

С данным судебным актом не согласился ответчик, представитель которого в апелляционной жалобе просит решение суда отменить, отказав истцу в удовлетворении заявленных требований. В обоснование жалобы ссылаясь на следующие обстоятельства. Вывод суда о том, что отгулы являются днями отдыха, предоставляемыми работнику за период работы, когда продолжительность рабочего дня (смены) превышает норму, не соответствует трудовому законодательству, действовавшему в спорный период времени, поскольку не содержит такого вида времени отдыха как отгул. Вывод о том, что отгулы (выходные дни) предоставляются только за время, отработанное сверхурочно, противоречит ст. 88 Кодекса законов о труде, содержащий запрет на компенсацию сверхурочных работ отгулом. Принимая решение, суд распространил правовую норму, содержащуюся в определении Конституционного суда Российской Федерации от 12.07.2006 года N 261-О о возможности включения в специальный стаж периодов межвахтового отдыха, однако не учел, что в соответствии со ст. 301 Трудового кодекса Российской Федерации такой отдых является оплачиваемым видом отдыха. Вместе с тем, истец находился в неоплачиваемых отгулах. Кроме того, п. 8 Правил предусмотрено включение в стаж межвахтового отдыха, включение в стаж отгулов не предусмотрено. Представленными в материалы дела документами истец в течение полного рабочего дня в районах Крайнего Севера не работал, заработная плата ему не начислялась, страховые взносы работодателем не оплачивались.

Представитель ответчика в суде апелляционной инстанции Т.О. на удовлетворении жалобы настаивала, пояснив, что представленными в материалы дела документами истец в течение полного рабочего дня в районах Крайнего Севера не работал, заработная плата ему не начислялась, страховые взносы работодателем не оплачивались.

В суде апелляционной инстанции истец С.В. пояснил, что с решением суда он согласен, после отгулов он прекратил свою трудовую деятельность и не вернулся на работу, 10 месяцев он находился в полевых условиях труда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов жалобы в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, выслушав пояснения явившихся участников процесса, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене в связи с нарушением норм материального права (п. 4 ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судом установлено, что С.В. ДД.ММ.ГГ обратился в ГУ УПФ РФ с заявлением о назначении пенсии по старости досрочно в соответствии с пп. 6 п. 1 ст. 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" от 17.12.2001 года N 173-ФЗ.

Решением *** от ДД.ММ.ГГ С.В. отказано в назначении пенсии в связи с отсутствием необходимого стажа работы 7 лет 6 месяцев. Установлен стаж работы в районах Крайнего Севера <данные изъяты>

ДД.ММ.ГГ С.В. вновь обратился с заявлением о назначении ему трудовой пенсии. Решением *** от ДД.ММ.ГГ ему отказано в назначении пенсии в связи с отсутствием необходимого стажа.

Истцу не включен в специальный трудовой стаж период нахождения в неоплачиваемых отгулах с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ. При этом общий трудовой стаж истца составил более 25 лет, что подтверждается результатом расчета стажа.

В соответствии с пп. 6 п. 1 ст. 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона, следующим гражданам: мужчинам по достижении возраста 55 лет и женщинам по достижении возраста 50 лет, если они проработали не менее 15 календарных лет в районах Крайнего Севера либо не менее 20 календарных лет в приравненных к ним местностях и имеют страховой стаж соответственно не менее 25 и 20 лет. Гражданам, проработавшим в районах Крайнего Севера не менее 7 лет 6 месяцев, трудовая пенсия назначается с уменьшением возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона, на четыре месяца за каждый полный календарный год работы в этих районах.

Из материалов дела следует, что в период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ С.В. работал в <данные изъяты> расположенном в районе Крайнего Севера, <адрес>.

Согласно акта по результатам документальной проверки сведений о трудовом стаже застрахованного лица от ДД.ММ.ГГ (аналогичный акт от ДД.ММ.ГГ), проведенной ГУ УПФ РФ по Чаунскому району Чукотского АО, С.В. работал с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ в качестве <данные изъяты>. В период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ С.В.. работал в качестве сторожа.

В соответствии с указанным актом, а также приказом *** от ДД.ММ.ГГ, С.В. с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ предоставлены неоплачиваемые отгулы в количестве <данные изъяты>

В материалах дела имеется копия приказа о приеме на работу от ДД.ММ.ГГ С.В. на должность помощник машиниста БУ с оплатой по контрактной основе, без Серных надбавок и копия приказа от ДД.ММ.ГГ о предоставлении С.В. сторожу, вид отпуска - отгулы, всего <данные изъяты>, из оплачиваемых 0,00 дней, с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ.

Удовлетворяя заявленные требования и включая истцу спорный период времени в специальный трудовой стаж, дающий право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости, суд первой инстанции исходил из того, что отгулы являются днями отдыха, предоставляемыми работнику за период работы, когда продолжительность его рабочего дня (смены) превышает норму и предоставляются только за время, отработанное сверхурочно. При этом применил к данному спору разъяснения, изложенные в определении Конституционного суда Российской Федерации от 12.07.2006 года N 261-О о возможности включения в специальный трудовой стаж периодов междувахтового отдыха, в связи с чем, удовлетворил исковые требования.

Судебная коллегия с выводами суда первой инстанции, изложенными в судебном решении, согласиться не может в силу следующего.

Правила исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со ст. 27 и 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" регулируются Постановлением Правительства Российской Федерации от 11.07.2002 года N 516.

Действительно, в соответствии с п. 8 Постановления Правительства Российской Федерации от 11.07.2002 года N 516 периоды работы вахтовым методом, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, включается время выполнения работ на объекте, время междусменного отдыха в вахтовом поселке, время в пути от места нахождения работодателя или от пункта сбора до места выполнения работы и обратно, а также время междувахтового отдыха в данный календарный отрезок времени. При этом общая продолжительность рабочего времени (нормальная или сокращенная) за учетный период (за месяц, квартал или иной более длительный период, но не более чем за один год) не должна превышать нормального числа рабочих часов, установленного Трудовым кодексом Российской Федерации. Периоды работы вахтовым методом в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях при досрочном назначении трудовой пенсии по старости в соответствии с подпунктами 2 и 6 пункта 1 статьи 28 Федерального закона исчисляются в календарном порядке с включением в них рабочего времени непосредственно на объекте, времени междусменного отдыха в вахтовом поселке, а также периода междувахтового отдыха и времени в пути от места нахождения работодателя или от пункта сбора до места выполнения работы и обратно.

Как указал Конституционный суд Российской Федерации в определении от 12.07.2006 года, если в учетном периоде фактически отработанное количество часов лицами, работающими в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях вахтовым методом, составило не менее нормального числа рабочих часов, установленного Трудовым кодексом Российской Федерации (статья 91), то время междувахтового отдыха (время переработки в период вахты) не должно исключаться из общего календарного периода, образующего их трудовой стаж, дающий право на назначение трудовой пенсии досрочно, аналогично тому, как дни отдыха не исключаются из календарного периода, образующего трудовой стаж, для граждан, работающих в любом другом режиме рабочего времени в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.

Вместе с тем, материалы дела не содержат доказательств того, что в период работы истца в <данные изъяты>, расположенном в районе Крайнего Севера, <адрес>, применялся вахтовый метод работы.

Напротив, как следует из содержания представленного в материалы дела Положения о режиме работы и оплате труда <данные изъяты> режим работы в <данные изъяты> имел сезонный характер. Окончательный расчет с работниками производится через 30 дней после завершения работ и консервации имущества на объекте. Сведения о том, что после предоставленных работодателем неоплачиваемых отгулов в период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ, истец вновь прибыл на работу в <данные изъяты> в материалах дела отсутствуют.

В п. 4 Постановления Правительства Российской Федерации от 11.07.2002 года N 516 указано, что в стаж работы, дающей право на досрочное назначение пенсии по старости, засчитываются периоды работы, выполняемой постоянно в течение полного рабочего дня, если иное не предусмотрено настоящими Правилами или иными нормативными правовыми актами, при условии уплаты за эти периоды страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации.

Периоды работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, которая выполнялась постоянно в течение полного рабочего дня, засчитываются в стаж в календарном порядке, если иное не предусмотрено настоящими Правилами и иными нормативными правовыми актами (п. 5 Постановления Правительства Российской Федерации от 11.07.2002 года N 516).

Из материалов дела видно, что истец в период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ находился в неоплачиваемых отгулах, таким образом, в течение полного рабочего дня в районах Крайнего Севера не работал, заработная плата ему не начислялась и не выплачивалась, страховые взносы в Пенсионный фонд не уплачивались. Доказательств обратного истцом не представлено. Вместе с тем обязанность доказывать данные обстоятельства лежит на истце.

Кроме того, в соответствии со ст. 88 Кодекса законов о труде Российской Федерации, действующего в спорный период времени, компенсация сверхурочных работ отгулом не допускалась. В свою очередь положениями ст. ст. 64, 88 Кодекса законов о труде Российской Федерации предусматривалась оплата, компенсация за работы в выходной день и сверхурочное время.

Из содержания Положении о режиме работы и оплате труда <данные изъяты> режим работы в <данные изъяты> следует, что на период выполнения геологического задания всем работникам партии устанавливается суммированный учет рабочего времени с 12 часовой рабочей сменой, включающей 0,5 часовой перерыв на обед, без выходных дней, с последующим предоставлением по окончанию работ, неоплачиваемых отгулов за переработку нормы часов. Всем работникам КГРП в период производства работ выплачивается аванс из расчета 50 тыс. руб. за 12 часовую смену, на основании табелей рабочего времени. Окончательный расчет с работниками производится через 30 дней после завершении работ и консервации имущества на объекте. Размер стоимости расчетного трудодня, при условии качественного выполнения объема работ в сроки, оговоренные в п. 1.3, составляет 160 тыс. руб. за 12 часовую рабочую смену при КТУ+1,0. При этом в оплату трудодня включены: заработная плата, районный коэффициент, полевое довольствие и предусмотренные законодательством выплаты - выходные, сверхурочные, праздничные.

Таким образом, заработная плата истца в <данные изъяты> включала в себя, в том числе, оплату за отработанные выходные, сверхурочные и праздничные дни, а в период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ ему были предоставлены неоплачиваемые отгулы, оснований для включения которых в общий трудовой стаж С.В. как об этом просил истец, на основании пп. 6 п. 1 ст. 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" от ДД.ММ.ГГ N 173-ФЗ, не имеется, в связи с чем, судебная коллегия находит исковые требования С.В. не подлежащими удовлетворению в полном объеме.

При изложенных обстоятельствах апелляционная жалоба ответчика подлежит удовлетворению, а решение суда - отмене с принятием нового решения.

Руководствуясь ст. ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

апелляционную жалобу ответчика Государственного учреждения - Управления Пенсионного фонда в Российской Федерации в г. Бийске и Бийском районе Алтайского края удовлетворить.

Решение Бийского городского суда Алтайского края от 31 июля 2013 года отменить, принять новое решение.

Исковые требования С.В. к Государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Бийске и Бийском районе Алтайского края о признании решения об отказе в установлении пенсии незаконным, включении периодов работы в трудовой стаж, назначении досрочной трудовой пенсии по старости оставить без удовлетворения.

25.07.2016

С уважением и пожеланием комфортной работы, Светлана Горшнева,

эксперт Системы Кадры

Кадровая справочная система



Школа

Самое выгодное предложение

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...






Опрос

Как часто Вам приходится оформлять срочные трудовые договоры?

  • Часто 24.61%
  • Иногда 56.26%
  • Не оформляем срочников 19.13%
результаты

Рассылка



© 2011–2016 ООО «Актион кадры и право»

Журнал «Кадровое дело» –
практический журнал по кадровой работе

Все права защищены. Полное или частичное копирование любых материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Кадровое дело». Нарушение авторских прав влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством РФ.

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43626 от 18.01.2011


Упс! Материал только для зарегистрированных пользователей

Чтобы продолжить чтение статей на сайте журнала «Кадровое дело», пожалуйста, зарегистрируйтесь. Это займет 1 минуту, а вы получите доступ к профессиональным материалам и полезным сервисам для кадровых специалистов:

  • статьи и готовые рекомендации по главным вопросам кадрового делопроизводства;
  • шпаргалки для безошибочной работы;
  • вебинары и презентации от лучших экспертов по кадрам.
 

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль