Как оформляется соглашение об обучении?

45

Вопрос

Какое соглашение (договор) должен (или имеет право) заключить работодатель (государственное бюджетное учреждение субъекта РФ) с работником, в случае если работник проходит обучение (переобучение, переподготовка, повышение квалификации) за счёт работодателя (бюджетные средства)?

Ответ

Ответ на вопрос:

Если работодатель оплачивает обучение работника в образовательной организации, работодатель имеет право заключить с ним письменное соглашение об обучении.

В рамках данного соглашения работодатель принимает на себя обязательства оплатить обучение работника образовательной организации. В отличие от ученического договора в рамках договора на обучение работодатель не обязан выплачивать стипендию.

В соответствии со ст. 249 ТК РФ в случае увольнения без уважительных причин до истечения срока, обусловленного трудовым договором или соглашением об обучении за счет средств работодателя, работник обязан возместить затраты, понесенные работодателем на его обучение, исчисленные пропорционально фактически не отработанному после окончания обучения времени, если иное не предусмотрено трудовым договором или соглашением об обучении.

Далее раскроем вопрос соглашения об обучении.

Работодатель самостоятельно определяет порядок, формы и сроки обучения. Организуя обучение работников (в том числе потенциальных) за свой счет, работодатель имеет право застраховать себя от риска потратить средства впустую. С этой целью с работником и заключается соглашение об обучении.

При этом по результатам обучения работнику (лицу, ищущему работу) присваивается конкретная профессия, специальность или квалификация. Наличие у образовательного учреждения соответствующей лицензии имеет существенное значение при доказывании факта заключения и исполнения ученического договора.

По такому соглашению работодатель вправе требовать с работника возмещения затрат на его обучение при наличии следующих условий:

– работник направлен на обучение работодателем;

– обучение работник прошел за счет средств работодателя, но при увольнении до определенного после обучения срока без уважительных причин обязан возместить ему расходы (подтверждением служат соответствующие формулировки подписанного сторонами соглашения);

– работодатель оплатил стоимость обучения работника (договор о предоставлении образовательных услуг, платежные поручения, приказы по личному составу о надбавках наставникам ученика и т. д.).

По сроку отработки:

Возмещение затрат на обучение возможно лишь в случае увольнения сотрудника без уважительных причин до истечения установленного срока отработки (ст. 249 ТК РФ). Срок отработки должен быть указан в дополнительном соглашении к трудовому договору либо ученическом договоре (ст. 72, 199 ТК РФ). При отсутствии срока отработки работодатель лишается права требовать с сотрудника возмещения затрат на обучение независимо от основания и срока увольнения. При этом к расходам на обучение можно отнести также суточные и расходы, связанные с проездом и проживанием в месте учебы, при условии что такие расходы были указаны в ученическом договоре и непосредственно сопутствовали обучению.

Правомерность такого подхода подтверждают разъяснения специалистов Роструда в письме от 13 апреля 2012 г. № 549-6-1. Аналогичную позицию занимают и суды (см., например, апелляционные определения Московского городского суда от 20 августа 2013 г. № 11-26636/2013, Московского областного суда от 10 июля 2013 г. № 33-14876/2013, Мурманского областного суда от 24 июля 2013 г. № 33-2473).

Если по окончании обучения сотрудник увольняется без уважительных причин, не отработав в организации установленный срок, то он должен возместить работодателю расходы на свое обучение в размере, пропорциональном фактически не отработанному времени (ст. 249, абз. 5 ч. 4 ст. 57 ТК РФ).

Конкретный порядок возмещения затрат на обучение может быть закреплен в трудовом или ученическом договоре сотрудника (ст. 249 ТК РФ). В таком случае оформите взыскание расходов на обучение в порядке, предусмотренном указанными договорами.

Трудовое законодательство не конкретизируют состав расходов работодателя, которые могут быть возмещены как затраты, связанные с обучением работника.

Расходы на обучение работников обычно состоят из следующих сумм:

- платы за обучение;

- сопутствующих обучению трат, например, в виде гарантий и компенсаций:

(или) предусмотренных трудовым законодательством:

- командировочных расходов при повышении квалификации в другой местности;

- оплаты раз в год проезда к месту учебы и обратно в случае заочного обучения в вузе или техникуме;

- среднего заработка (стипендии) за время учебных отпусков или обучения с отрывом от работы;

(или) установленных самим работодателем (к примеру, суточные в повышенном размере, оплата проезда и учебных отпусков при получении работником образования соответствующего уровня не впервые или в образовательных учреждениях, не имеющих государственной аккредитации).

Из Апелляционного определения Красноярского краевого суда от 18.12.2013 по делу N 33-12028/2013 следует, что, расходы работодателя на питание работника относятся к расходам, понесенным в связи с обучением ученика, и подлежат возмещению (См. в конце ответа).

Относительно оплаты проезда к месту обучения, командировочных расходов следует отметить, что указанные выплаты являются гарантиями, установленными трудовым законодательством РФ. От воли работодателя выплата этих сумм не зависит, равно как и от обстоятельств, следующих за такой выплатой.

Трудовым законодательством возврат указанных сумм не предусмотрен ни при каких условиях (173–177, 198 Трудового кодекса РФ, определение Свердловского областного суда от 28 марта 2006 г. № 33-2139/2006).

Указанные выплаты являются именно гарантированными выплатами и не относятся к затратам на обучение, которые упоминаются в статьях 207 и 249 Трудового кодекса РФ. В указанных статьях речь идет о стипендиях, оплате стоимости самого обучения, учебных пособий и т. п., то есть о выплатах, которые устанавливаются в трудовом договоре или соглашении об обучении индивидуально с каждым сотрудником. В отношении таких выплат работодатель вправе предусмотреть условие об их дальнейшем возмещении (удержании) в случае, если сотрудник нарушит условия договора или соглашения. В то же время обязанность оплатить стоимость проезда к месту обучения и обратно возникает независимо от наличия или отсутствия такого условия в договоре (соглашении) с сотрудником. Это же касается и командировочных расходов.

Необходимо также отметить, что стоимость обучения можно взыскать с работника, только если он увольняется до окончания срока отработки (не вступает в новую должность по окончании обучения) по неуважительной причине. А какие причины считать уважительными или неуважительными, трудовое законодательство не говорит. Суд может признать увольнение работника уважительным, например, в связи:

- с сокращением численности или штата работников,

- с отсутствием работы, когда работник нуждается в переводе на другую работу в соответствии с медицинским заключением,

- с призывом на военную службу.

То есть когда работник увольняется не по своему собственному желанию и его увольняют не в связи с его виновными действиями.

Вопрос о взыскании сумм, кроме самой стоимости обучения, в судах решается неоднозначно.

В соответствии со ст. 249 ТК РФ в случае увольнения без уважительных причин до истечения срока, обусловленного трудовым договором или соглашением об обучении за счет средств работодателя, работник обязан возместить затраты, понесенные работодателем на его обучение, исчисленные пропорционально фактически не отработанному после окончания обучения времени, если иное не предусмотрено трудовым договором или соглашением об обучении.

Учитывая вариативность этой нормы, многие работодатели предусматривают в соглашении, что расходы на учебу возмещаются не пропорционально, а полностью. Одни суды считают условие о полном возмещении правомерным (Определение Московского городского суда от 16.09.2010 по делу № 33-26447). А другие полагают, что такое условие ухудшает положение работника по сравнению с условиями, гарантируемыми ему трудовым законодательством (Кассационное определение ВС Удмуртской Республики от 01.09.2010 по делу № 33-2849, см. в доп. материалах), поскольку договорная ответственность работника перед работодателем не может быть выше той, что предусмотрена Трудовым кодексом РФ. Поэтому, по мнению этих судов, работник должен компенсировать работодателю потраченные на учебу суммы пропорционально неотработанному времени (Определение Свердловского областного суда от 01.03.2011 по делу № 33-2823/2011, см. в доп. материалах).

Таким образом, если в соглашении об обучении нет условия о полном возмещении работником расходов на обучение, то все учебные расходы организация обратно не получит. Суд взыщет их с работника только в размере, пропорциональном неотработанному времени.

Некоторые работодатели предусматривают в соглашении об обучении право удержать расходы на учебу из выплат, причитающихся при увольнении, без заявления работника. Такое условие они расценивают как согласие работника на удержание, дающее возможность вычесть из причитающихся ему выплат любую сумму, то есть без учета 20%-ного ограничения, т.к. он подписал соглашение.

Но есть и другое мнение - наличие отдельного заявления обязательно, если удерживаемая сумма превышает средний месячный заработок работника. Так как расходы на обучение должны взыскиваться с работника по правилам возмещения материального ущерба.

То есть если работник не согласен добровольно возместить такие расходы и их размер не превышает его среднего месячного заработка, то их можно удержать из его зарплаты, но в размере не более 20%, а если превышают либо размер долга составляет больше 20% от выплат, причитающихся работнику при увольнении, - расходы нужно взыскивать через суд.

Примечание: Срок на обращение в суд составляет 1 год, который начинает течь, как правило, со дня увольнения работника без уважительных причин.

По общему правилу работник должен компенсировать работодателю лишь прямой действительный ущерб и не обязан возмещать неполученные доходы.

Исходя из этого, некоторые суды признают, что работник не должен платить неустойку при нарушении срока возмещения расходов на обучение, даже если это предусмотрено договором (ст. 206 ТК РФ; п. 1 ст. 330 ГК РФ; Определение Московского областного суда от 10.03.2011 по делу № 33-4885, см. в доп. материалах).

Но иногда неустойку все-таки взыскивают на том основании, что соглашение об обучении может содержать иные условия, и не предусмотренные Трудовым кодексом РФ (ст. 199 ТК РФ, Определение Московского городского суда от 12.11.2010 по делу № 33-34969, см. в доп. материалах). При этом неустойка может быть и уменьшена по решению суда. Несоразмерность неустойки в данном споре очевидна.

Образец соглашения об обучении см. в доп. материалах (п. 1).

Также Вам будет интересен материал: http://budget.1kadry.ru/#/document/189/388419/?step=14.

В заключение дополнительно отметим, что еще не ясным остался вопрос, о каком обучении идет речь.

Так, если это обучение является обязательным, то оплачивается оно за счет средств работодателя. С работника никакие затраты в таком случае вообще взысканы быть не могут.

Существует судебная практика, согласно которой повышение квалификации (а равно обучение по охране труда, обучения для допуска к соответствующим работам), которое работодатель обязан проводить за свой счет, не может быть предметом ученического договора, а следовательно, при увольнении работника нельзя удержать затраты на обучение.

Из Обзора Приморского краевого суда, Управления Судебного департамента в Приморском крае от 12.09.2013 "Обзор судебной практики Приморского краевого суда по рассмотрению гражданских дел в апелляционном и кассационном порядке, а также дел об административных правонарушениях в первом полугодии 2013 года" следует, что повышение квалификации работника за счет средств работодателя не может служить основанием для взыскания с работника сумм, затраченных на обучение, в случае его увольнения до истечения срока, обусловленного трудовым договором.

Апелляционным определением Суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 17.03.2014 по делу N 33-533/2014 (см. в конце ответа)в иске о возмещении затрат на обучение отказано, так как в данном случае имело место не профессиональное обучение ответчика или его переобучение с отрывом от производства, что является обязательным условием заключения ученического договора, а повышение квалификации работника, которое оплачивается за счет работодателя, поскольку является необходимым условием осуществления им трудовой деятельности.

Таким образом, обучение, которое обязан проводить работодатель, не может быть предметом ученического договора. Следовательно, работодатель не вправе удержать с работника стоимость расходов на такое обучение.

Подробности в материалах Системы Кадры:

1. Формы:

Соглашение об обучении N 2

к трудовому договору от 14.02.2007 N 19

г. Москва 11 ноября 2010 г.

ООО «Альфа» в лице генерального директора _____________________________, действующего на основании Устава, именуемого в дальнейшем "Работодатель", и ______________________________________________________________________, действующий от своего имени, именуемый в дальнейшем "Работник", вместе именуемые "Стороны", заключили настоящее соглашение о нижеследующем.

Работник направляется ____________________________________________________________ (на повышение квалификации /обучение по программе высшего профессионального образования степень бакалавр /магистр в МГУ г. Москва)

Срок обучения с_______________ по _________________________________.

Работодатель обязуется;

- нести расходы по оплате обучения сотрудника частично (в размере 85 % стоимости обучения в соответствии с договором об оказании образовательных услуг от 25.10.2010 N 273 в сумме 10 000 (Десять тысяч) руб. в месяц в течение 6 месяцев с момента начала обучения;

- сохранять за Работником его рабочее место на период обучения и средний заработок.

Работник обязуется:

- соблюдать учебную дисциплину, посещать все занятия, предусмотренные программой обучения, согласно приложению к договору об оказании образовательных услуг от 25.10.2010 N 273;

- ежемесячно самостоятельно оплачивать (в любом другом порядке) 15 % стоимости обучения (1765 рублей).

по окончании обучения отработать на предприятии не менее одного года;

- в случае увольнения по собственному желанию (п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ) до истечения одного года вернуть Работодателю израсходованные на обучение средства (стоимость оплаты по договору об оказании образовательных услуг от 25.10.2010 N 273) в сумме, пропорциональной неотработанному времени.

Работодатель Работник

ООО «Альфа» Ф.И.О.

Адрес:

Адрес: _____________________ _______________________________

____________________________

Львов / (А.И.Львов) подпись / (Ф.И.О,)

2. Правовая база:

КРАСНОЯРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 декабря 2013 г. по делу N 33-12028/2013

Судья: Соловьев Е.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда в составе:

председательствующего: Емельянова В.А.

судей: Баимовой И.А., Беляковой Н.В.

при секретаре: З.

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Беляковой Н.В.

гражданское дело по иску Общества с ограниченной ответственностью "Крепость-Сириус" к А. о взыскании суммы и расходов по оплате госпошлины,

по апелляционной жалобе А.

на решение Октябрьского районного суда г. Красноярска от 14 октября 2013 года, которым постановлено:

"Исковые требования Общества с ограниченной ответственностью "Крепость - Сириус" удовлетворить.

Взыскать с А. в пользу Общества с ограниченной ответственностью "Крепость-Сириус" сумму затрат, понесенных на обучение в размере 68 113 рублей 29 копеек, сумму затрат, понесенных на компенсацию питания в размере 16 468 рублей и расходы по оплате государственной пошлины в размере 3 044 рубля 97 копеек, всего 87 626 рублей 26 копеек".

Заслушав докладчика, судебная коллегия

установила:

ООО "Крепость-Сириус" обратилось в суд с иском к А. о взыскании суммы и расходов по оплате госпошлины.

Свои требования мотивировало тем, что 03.10.2011 года между обществом и ответчиком А. был заключен ученический договор N 06/2011 на профессиональное обучение с целью совершенствования им своих навыков работы по профессии механика, а также приобретения дополнительных специальных знаний в области обслуживания и ремонта автомобилей Тойота и Лексус.

30.03.2012 года с ответчиком был подписан трудовой договор, в соответствии с условиями которого, последний после завершения профессионального обучения обязался проработать в ООО "Крепость-Сириус" не менее трех лет по приобретенной профессии. В случае расторжения трудового договора по инициативе работника до истечения указанного срока работы, с работника удерживаются затраты работодателя на обучение в следующем порядке: при увольнении в первый год работы - 100% затрат работодателя, во второй год работы - 80% затрат работодателя и в третий год работы - 60%.

20.09.2012 года с А. подписано соглашение о расторжении трудового договора на основании ст. 78 ТК РФ, в котором он обязался возместить расходы в сумме 94 832 рубля 29 копеек.

В указанной связи, с учетом частичного погашения ответчиком задолженности, ООО "Крепость-Сириус" просило взыскать с А. сумму затрат, понесенных на обучение в размере 68 113 рублей 29 копеек, затраты на питание в размере 16468 рублей и расходы по оплате государственной пошлины в размере 3 044 рубля 97 копеек.

Судом первой инстанции постановлено приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе А. просит отменить решение суда как незаконное и необоснованное, ссылаясь на неправильное определение судом обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неполную оценку представленных доказательств.

Проверив материалы дела, заслушав ответчика А., его представителя по устному ходатайству В.В., поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителя истца ООО "Крепость-Сириус" - В.А., просившую решение суда оставить без изменения, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со ст. 198 ТК РФ работодатель - юридическое лицо (организация) имеет право заключать с работником данной организации - ученический договор на профессиональное обучение или переобучение без отрыва или с отрывом от работы.

В силу ст. 199 ТК РФ ученический договор должен содержать: наименование сторон; указание на конкретную квалификацию, приобретаемую учеником; обязанность работодателя обеспечить работнику возможность обучения в соответствии с ученическим договором; обязанность работника пройти обучение и в соответствии с полученной квалификацией проработать по трудовому договору с работодателем в течение срока, установленного в ученическом договоре; срок ученичества; размер оплаты в период ученичества.

Согласно ст. 249 ТК РФ в случае увольнения без уважительных причин до истечения срока, обусловленного трудовым договором или соглашением об обучении за счет средств работодателя, работник обязан возместить затраты, понесенные работодателем на его обучение, исчисленные пропорционально фактически не отработанному после окончания обучения времени, если иное не предусмотрено трудовым договором или соглашением об обучении.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 03.10.2011 года между ООО "Крепость-Сириус" и А. был заключен ученический договор N 06\2011 на профессиональное обучение предприятием ученика с целью совершенствования им своих навыков работы по профессии механика, а также приобретения дополнительных специальных знаний в области обслуживания и ремонта автомобилей Тойота и Лексус.

Ученический договор заключен в установленной законом письменной форме, и его экземпляр получен А., что подтверждается его подписью в договоре.

Согласно заключенному договору, продолжительность обучения А. составляла не более шести месяцев и не зависела от уровня базовой теоретической подготовки ученика, навыков в обслуживании автомобилей (п. 1.2). Ученичество осуществлялось в двух формах: теоретическое групповое в учебном классе по месту нахождения предприятия и индивидуальная практическая подготовка на рабочем месте в сервисных центрах предприятия под руководством квалифицированного наставника (п. п. 1.3, 1.4).

За период теоретического обучения ученику подлежала выплате стипендия в размере 13 500 рублей в месяц за вычетом налога на доходы физических лиц; работа, выполненная учеником на практических занятиях, подлежала оплате в размере 30 рублей в час за вычетом налога на доходы физических лиц; производилась компенсация затрат на питание в кафе, расположенном на территории предприятия, в размере 150 рублей в день за вычетом налога на доходы физических лиц (п. п. 5.1 - 5.3,8.1 договора). Расходами, понесенными предприятием, в связи с обучением ученика являются: стипендия, выплачиваемая за теоретическое обучение, оплата практических занятий и компенсация расходов на питание (п. 1.5 ученического договора).

В соответствии с п. 2.9 ученического договора по завершении профессионального обучения и успешного прохождения итоговой проверки знаний ученик обязан заключить в течение двух рабочих дней трудовой договор с предприятием и проработать не менее трех лет по полученной профессии. Согласно п. 3.7 договора, предприятие обязано после успешного прохождения учеником итоговой аттестации знаний заключить в течение двух рабочих дней с учеником трудовой договор.

В соответствии с п. п. 6.3, 6.4 ученического договора, в случае увольнения ученика по его инициативе, без уважительных причин, до истечения срока настоящего договора, ученик обязан возместить предприятию полученную за время ученичества стипендию, а также возместить другие расходы, понесенные предприятием в связи с ученичеством, пропорционально отработанному времени; в случае отказа ученика добровольно возместить предприятию стипендию, а также другие расходы, понесенные предприятием в связи с его обучением, задолженность взыскивается в судебном порядке.

Прохождение А. обучения подтверждается самим ученическим договором от 03.10.2011 года, а также выпиской из журнала успеваемости А.

30.03.2012 года по завершению обучения между ООО "Крепость-Сириус" и А. был заключен трудовой договор N 13/12 - ТД на неопределенный срок, согласно которому ответчик был принят на работу к истцу в качестве механика первого разряда Департамента сервисного обслуживания с 01.04.2012 года.

Согласно пункту 5.1.10 трудового договора А. обязался после завершения профессионального обучения по ученическому договору проработать у работодателя не менее трех лет по полученной профессии. В случае расторжения трудового договора по инициативе работника до истечения указанного срока работы, с работника удерживаются затраты работодателя на его обучение в следующем порядке: при увольнении в первый год работы - в размере 100% затрат работодателя, во второй год работы - 80%, в третий год - 60%.

11.09.2012 года А. на имя генерального директора ООО "Крепость-Сириус" подано заявление об увольнении по собственному желанию с 11.09.2012 года, в связи с переменной места жительства.

20.09.2012 года сторонами трудового договора подписано соглашение о расторжении трудового договора, согласно которому трудовые отношения между работодателем и работником прекращаются 20.09.2012 года. Расторжение трудового договора оформляется по п. 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ - соглашение сторон. Помимо этого, А. в день увольнения обязался возместить работодателю расходы, потраченные на его обучение, по ученическому договору N 06/2011 от 03.10.2012 года в сумме 94 832 рубля 29 копеек, путем внесения денежных средств в кассу либо перечислением денежных средств на расчетный счет согласно п. 5.1.10 трудового договора от 30.03.2012 года N 13/12 ТД.

Кроме того, в этот же день А. собственноручно написал заявление на имя директора ООО "Крепость-Сириус" о том, что на день увольнения не имеет возможности внести сумму затрат на обучение в размере 94 832 рубля 29 копеек и оставляет право взыскания суммы задолженности через судебные инстанции.

Приказом генерального директора ООО "Крепость-Сириус" N 29у от 20.09.2012 г. А. был уволен и в тот же день ознакомлен с данным приказом.

Удовлетворяя требования истца о возмещении расходов на обучение, суд первой инстанции правомерно исходил из того, что между сторонами был заключен ученический договор, одним из условий которого, была обязанность работника по окончании обучения отработать на предприятии в течение трех лет. При увольнении по инициативе работника до истечения указанного срока, последний обязался возместить истцу расходы, затраченные на его обучение. Судебная коллегия считает обоснованным указанный вывод суда, поскольку он подтверждается исследованными по делу письменными доказательствами.

Доводы апелляционной жалобы ответчика о том, что у суда отсутствовали основания для удовлетворения требований истца, поскольку расторжение трудового договора произошло по соглашению сторон, а не по инициативе работника, судебная коллегия считает несостоятельными, основанными на неправильном толковании норм материального права.

Как следует из материалов дела, поводом для заключения соглашения о расторжении трудового договора послужило заявление ответчика об увольнении по собственному желанию, в котором он просил уволить его по собственному желанию в день подачи заявления - 11.09.2012 года, в связи с переменой места жительства. Работодатель указал о необходимости отработать две недели - до 25.09.2012 г., но 20.09.2012 года расторжение трудового договора состоялось по соглашению сторон.

Уважительные причины для прекращения с работодателем трудовых отношений до истечения трехлетнего срока отсутствовали, расторжение трудового договора было обусловлено заявлением ответчика об его увольнении по собственному желанию, поэтому на нем в силу закона лежит обязанность возместить расходы, затраченные работодателем на его обучение.

Доводы апелляционной жалобы А. о недоказанности прохождения им профессиональной подготовки, судебная коллегия считает несостоятельными, поскольку они опровергаются представленными истцом письменными доказательствами, свидетельствующими об обучении ответчика и проведении итоговой аттестации.

Доводы апелляционной жалобы ответчика о необоснованности взыскания с него расходов, понесенных работодателем на питание, поскольку они не связаны с обучением, судебная коллегия считает несостоятельными по следующим основаниям. В соответствии с п. 1.5 ученического договора к расходам, понесенным предприятием в связи с обучением ученика, относятся, в том числе расходы на питание. В соответствии с п. 6.3 ученического договора, в случае увольнения ученика по его инициативе, без уважительных причин, до истечения срока настоящего договора, ученик обязан возместить предприятию полученную за время ученичества стипендию, а также возместить другие расходы, понесенные предприятием в связи с ученичеством, пропорционально отработанному времени. Имеющимися в материалах дела актами за период с октября 2011 года по март 2012 года включительно подтверждены понесенные работодателем расходы на питание А. При таких обстоятельствах, расходы работодателя на питание ответчика относятся к расходам, понесенным в связи с обучением ученика, и подлежат возмещению.

Доводы апелляционной жалобы ответчика о неисследованности судом его доводов о существенном нарушении работодателем его трудовых прав, судебная коллегия не может принять во внимание для отмены решения суда, поскольку они были предметом тщательного исследования в суде первой инстанции, признаны обоснованно несостоятельными с приведением убедительных выводов в решении, с которыми судебная коллегия полагает необходимым согласиться.

Вместе с тем, судебная коллегия считает обоснованным довод апелляционной жалобы ответчика о том, что суд при взыскании затрат на обучение не принял во внимание положения ст. 249 ТК РФ.

В соответствии со ст. 249 ТК РФ в случае увольнения без уважительных причин до истечения срока, обусловленного трудовым договором или соглашением об обучении за счет средств работодателя, работник обязан возместить затраты, понесенные работодателем на его обучение, исчисленные пропорционально фактически не отработанному после окончания обучения времени, если иное не предусмотрено трудовым договором или соглашением об обучении.

В соответствии с п. 6.3. ученического договора в случае увольнения ученика, по его инициативе, без уважительных причин до истечения срока настоящего договора, ученик обязан возместить предприятию полученную за время ученичества стипендию, а также возместить другие расходы, понесенные предприятием в связи с его ученичеством, пропорционально отработанному времени. Положения ученического договора не предусматривают условий о размере подлежащих возмещению расходов в зависимости от неотработанного времени.

При заключении трудового договора стороны в п. 5.1.10 определили, что понесенные работодателем расходы подлежат возмещению в размере 100%, если увольнение последовало в первый год работы, 80% - если увольнение последовало во второй год работы и 60% если работник уволился в третий год работы. Между указанными договорами имеются противоречия относительно порядка и размера, подлежащих возмещению расходов, что свидетельствует о том, что стороны не достигли соглашения в вопросе о порядке, сроках и размере расходов, подлежащих возмещению. Кроме того, судебная коллегия считает, что определенный в п. 5.1.10 трудового договора размер компенсации не соответствует положениям ст. 249 ТК РФ и значительно ухудшает положение работника, что противоречит требованиям ст. 232 ТК РФ. При таких обстоятельствах, суду следовало руководствоваться положениями ст. 249 ТК РФ и определить размер компенсации понесенных истцом расходов, пропорционально неотработанному ответчиком времени.

Как следует из материалов дела, после окончания обучения А. отработал в ООО "Крепость - Сириус" с 01.04.2012 года по 20.09.2012 года, то есть фактически 6 месяцев. По условиям трудового договора ответчик обязан был отработать 36 месяцев (12 x 3 = 36). Таким образом, ответчик может нести обязанность по возмещению расходов работодателя на его обучение и питание только за 30 неотработанный месяц.

С учетом изложенного, с ответчика подлежат взысканию расходы, понесенные работодателем на его обучение, в размере, пропорциональном неотработанному времени, что составит 68 775 рублей 90 копеек, исходя из следующего расчета: 94 832 рубля 29 копеек (общая сумма затрат на обучение): 36 месяцев = 2 634 рубля 23 копейки X 30 месяцев = 79 026 рублей 91 копейка - 10 251 рубль (сумма, внесенная А. в кассу истца в счет возмещения расходов в соответствии с Соглашением от 20.09.2012 года) = 68 775 рублей 90 копеек.

При таких обстоятельствах, решение суда подлежит изменению.

Остальные доводы апелляционной жалобы ответчика по существу направлены на переоценку выводов суда, оснований для которой судебная коллегия не усматривает, в указанной связи они не могут являться основанием для отмены решения суда.

В соответствии со ст. 98 ГПК РФ с ответчика в пользу истца подлежат взысканию расходы по оплате государственной пошлины в связи с обращением в суд в размере, пропорциональном удовлетворенной части предъявленных требований, что в связи с изменением суммы, подлежащей взысканию с ответчика, составит 2 263 рубля 27 копеек.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 328 - 330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Октябрьского районного суда г. Красноярска от 14 октября 2013 года изменить, изложить резолютивную часть решения в следующей редакции:

"Исковые требования Общества с ограниченной ответственностью "Крепость - Сириус" удовлетворить частично.

Взыскать с А. в пользу Общества с ограниченной ответственностью "Крепость-Сириус" сумму затрат, понесенных на обучение, в размере 68 775 рублей 90 копеек, расходы по оплате государственной пошлины в связи с обращением в суд в сумме 2 263 рубля 27 копеек, а всего 71 039 рублей 17 копеек".

Апелляционную жалобу А. оставить без удовлетворения.

Председательствующий

В.А.ЕМЕЛЬЯНОВ

Судьи

Н.В.БЕЛЯКОВА

И.А.БАИМОВА

3. Правовая база:

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 сентября 2010 г. по делу N 33-2849

Судья: Созонов А.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего судьи Булатовой О.Б.,

судей Кричкер Е.В., Матушкиной Н.В.,

при секретаре судебного заседания У.А.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Ижевске 01 сентября 2010 года гражданское дело по кассационной жалобе А.Д.О. на решение Первомайского районного суда г. Ижевска от 04 мая 2010 года, которым

исковые требования ЗАО "В" к А.Д.О. о взыскании расходов на обучение удовлетворены;

взысканы с А.Д.О., <...> года рождения, уроженца <...>, в пользу ЗАО "В", ИНН <...>, ОГРН <...>, расположенного по адресу: <...> расходы на обучение в размере 38 700 (тридцать восемь тысяч семьсот) рублей 00 коп.;

взыскана с А.Д.О., <...> года рождения, уроженца <...>, в пользу местного бюджета, государственная пошлина в размере 1 361 (одна тысяча триста шестьдесят один) рубля.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Матушкиной Н.В., объяснения А.Д.О. и его представителя К.М.Г., действующего на основании устного ходатайства, поддержавших доводы жалобы, просивших решение суда отменить, представителя ЗАО "В" М.В.С., действующего на основании доверенности от 12.07.2010 года, возражавшего против доводов жалобы, просившего решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

ЗАО "В" обратилось в суд с исковым заявлением к А.Д.О. о взыскании расходов на обучение в размере 40000 руб.

Исковые требования мотивированы тем, что между истцом и ООО "Ц" 03 августа 2009 года заключены договоры N <...>, N <...> на оказание комплекса услуг по организации предаттестационной подготовки и аттестации кандидата в эксперты, осуществляющего экспертизу промышленной безопасности объекта на сумму 52 300 рублей и на сумму 7700 рублей, соответственно. До оформления трудовых отношений ЗАО "В" был заключен договор, по условиями которого истец обязался оплатить обучение ответчика по первому договору частично - в размере 32300 рублей, по второму договору в полном объеме - в размере 7700 рублей. По приходному кассовому ордеру N 148 от 06.08.09 г. сумма 20000 рублей была получена предприятием от ответчика. Всего на обучение работника истцом потрачена сумма в размере 40 000 рублей. После обучения ответчик был принят на работу экспертом по котлонадзору, однако был уволен по своей инициативе, не отработав на предприятии предусмотренный договором о производственном обучении пятилетний срок. В связи с этим истец просит взыскать с ответчика сумму, потраченную на обучение, в размере 40 000 рублей, и судебные расходы.

Впоследствии истец уточнил исковые требования, просил взыскать с ответчика сумму, потраченную на обучение, в размере 38700 руб.

В судебном заседании истец на исковых требованиях настаивал, пояснил, что согласно п. 3.4 договора производственного обучения при условии увольнения работник обязан возместить предприятию стоимость обучения. Уважительность причин увольнения истец не представил.

Ответчик А.Д.О. исковые требования истца не признал, пояснил, работодателем систематически задерживалась выплата заработной платы, а также нарушались федеральные законы, в связи с чем ответчик написал заявление о приостановлении трудовой деятельности, а после этого заявление на увольнение. А.Д.О. не оспаривает, что подписывал два договора о производственном обучении на сумму 32 300 рублей и 7700 рублей, также не оспаривает то, что истцом произведена оплата за его обучение в размере 40000 рублей.

Представители ответчика Б.А.Е. и В.О.А. исковые требования не признали, пояснили, что ввиду того, что истцом нарушались сроки выплаты заработной платы, а также федеральные законы, причины увольнения ответчика являлись уважительными.

Суд постановил вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе А.Д.О. просит решение суда отменить. В жалобе указано, что судом не принято во внимание семейное и материальное положение ответчика, подтверждающее уважительность причин его увольнения. Несостоятелен вывод суда о том, что трудовой договор и договор о производственном обучении не противоречат законодательству. Суд не учел, что в трудовом договоре отсутствует существенное условие об оплате труда, а в договоре о производственном обучении работника отсутствуют существенные условия, предусмотренные ст. 199 ТК РФ. При определении размера взыскиваемой суммы суд не учел отработанное ответчиком время и принесенный доход предприятию.

В соответствии со ст. 347 ГПК РФ суд кассационной инстанции проверяет решение суда в пределах доводов кассационной жалобы.

Судом первой инстанции установлены и материалами дела подтверждаются следующие обстоятельства.

В августе 2009 года между ООО "Ц" (Исполнитель) и ЗАО "В" (Заказчик) заключен договор на оказание консультационных услуг N <...> от 03.08.2009 года, согласно которого (п. 1.1) Исполнитель обязуется оказать, а Заказчик оплатить оказание комплекса услуг по организации предаттестационной подготовки и аттестации персонала Заказчика по теме (курсу): "Аттестация кандидата в эксперты, осуществляющего экспертизу промышленной безопасности объектов, где используется оборудование, работающее под избыточным давлением более 0,07 МПа или с температурой нагрева воды свыше 115 град. C" в количестве 1 человек. Сроки оказания услуг (п. 1.3): с 10.08.2009 года по 13.08.2009 года. Стоимость услуг, указанных в п. 1.1 настоящего договора (п. 3.1) составляет 52 300 рублей (в т.ч. НДС 7977,97 рублей).

В августе 2009 года между ООО "Ц" (Исполнитель) и ЗАО "В" (Заказчик) заключен договор на оказание консультационных услуг N <...>, согласно которого (п. 1.1) Исполнитель обязуется оказать, а Заказчик оплатить оказание комплекса услуг по организации предаттестационной подготовки и аттестации персонала Заказчика по теме (курсу): "Аттестация кандидата в эксперты, осуществляющего экспертизу промышленной безопасности объектов, где используется оборудование, работающее под избыточным давлением более 0,07 МПа или с температурой нагрева воды свыше 115 C, п. 5.7" в количестве 1 человек. Сроки оказания услуг (п. 1.3): с 10.08.2009 года по 13.08.2009 года. Стоимость услуг, указанных в п. 1.1 настоящего договора (п. 3.1) составляет 7700 рублей (в т.ч. НДС 1174,57 рублей).

В августе 2009 года между истцом и ответчиком заключен договор о производственном обучение работника, по условиям которого, истец (предприятие) направляет работника (ответчика), занимающего должность эксперта по котлонадзору, для обучения и аттестации эксперта, осуществляющего экспертизу промышленной безопасности на объектах котлонадзора, подъемных сооружений, в нефтяной и газовой промышленности (п. 1.1). Обучение производится частично за счет предприятия (п. 1.3). Согласно раздела 2 (Обязанности предприятия) ученического договора - предприятие (ответчик) обязалось произвести частично своевременную оплату обучения в соответствии с условиями договора, заключенного с учебным учреждением в размере 32 300 рублей (п. 2.3). 20 000 рублей за обучение выплачивает Работник (истец). Согласно п. 3.3 указанного договора (раздел 3 Обязанности Работника) истец обязался после окончания учебы отработать на предприятии не менее пяти лет (п. 3.3). При условии увольнения (независимо от причины) работник обязан возместить предприятию стоимость обучения в размере 32 300 рублей (п. 3.4).

В августе 2009 года между истцом и ответчиком заключен договор о производственном обучение работника, по условиям которого истец (предприятие) направляет работника (ответчика), занимающего должность эксперта по котлонадзору, для обучения и аттестации эксперта, осуществляющего экспертизу промышленной безопасности на объектах котлонадзора, подъемных сооружений, в нефтяной и газовой промышленности (п. 1.1). Согласно раздела 2 (Обязанности предприятия) ученического договора - предприятие (ответчик) обязалось произвести своевременную оплату обучения в соответствии с условиями договора, заключенного с учебным учреждением в размере 7 700 рублей. Согласно раздела 3 (Обязанности Работника) указанного договора истец обязался после окончания учебы отработать на предприятии не менее трех лет. При условии увольнения (независимо от причины) работник обязан возместить предприятию стоимость обучения в размере 7 700 рублей.

Согласно платежного поручения N 495 от 12.08.2009 года истец перечислил ООО "Ц" денежные средства в размере 20 000 рублей за услуги по организации предаттестационной подготовки и аттестации персонала (экспертиза промышленной безопасности объектов).

Согласно платежного поручения N 505 от 20.08.2009 года истец перечислил ООО "Ц" денежные средства в размере 32 300 рублей за услуги по организации предаттестационной подготовки и аттестации персонала (экспертиза промышленной безопасности объектов).

Согласно платежного поручения N 131 от 07.09.2009 года истец перечислил в ООО "Ц" денежные средства в размере 7 700 рублей за услуги по организации предаттестационной подготовки и аттестации персонала (экспертиза промышленной безопасности объектов).

Истец в августе 2009 года прошел предаттестационную подготовку и аттестацию (аттестован в соответствии с "Правилами аттестации экспертов" (СДА-12) в промышленной безопасности на объектах котлонадзора с правом выполнения расчетом остаточного ресурса) в ФГУ НУЦСК при МГТУ имени Н.Э. Баумана, получив свидетельство N <...>, с присвоением квалификации эксперта на объектах котлонадзора.

В судебном заседании установлено, что истец с 20 августа 2009 года (приказ о приеме на работу N 31 от 19.08.2009 года) по 25 января 2009 года (приказ о прекращении трудового договора с работником N 2 от 25.01.2010 года) работал в должности эксперта по котлонадзору в ЗАО "В".

Согласно приказа об увольнении ответчика N 2 от 25.01.2010 года ответчик уволен по п. 3 ст. 77 ТК РФ (расторжение трудового договора по инициативе работника (ст. 80 ТК РФ).

Разрешая спор, суд первой инстанции руководствовался ст. 249, 80, 78, 198, 199, 207 Трудового кодекса РФ.

Суд первой инстанции пришел к следующим выводам. Ответчик уволился от истца по собственному желанию 25 января 2010 года, нарушив тем самым два ученических договора от августа 2009 года. Следовательно, исковые требования о взыскании с ответчика суммы понесенных расходов по договору о производственном обучении работника, обоснованы и подлежат удовлетворению. Доводы ответчика о том, что увольнение было обусловлено уважительными причинами, в частности нарушением со стороны работодателя трудового законодательства и других федеральных законом, не подтверждены представленными доказательствами. Ответчиком не представлено суду достаточных и достоверных доказательств наличия уважительности причин увольнения с ЗАО "В" до истечения срока, обусловленного договорами о производственном обучении работника от августа 2009 года. Ссылку ответчика на то, что договоры о производственном обучении ответчика являются недействительными ввиду того, что заключены до принятия ответчика на работу к истцу, суд считает необоснованными, поскольку в соответствии со ст. 198 ТК РФ работодатель имеет право заключать с лицом, ищущим работу, ученический договор на профессиональное обучение. Кроме того, заключенные договоры о производственном обучении работника не противоречат ст. 199 ТК РФ. Поскольку при увольнении ответчика с него была удержана сумма в размере 1300 руб. за обучение, то оставшуюся сумму в размере 38700 руб. суд первой инстанции взыскал с ответчика.

Указанные выводы суда первой инстанции в целом являются верными, основанными на имеющихся доказательствах и правильном применении норм права. Однако при определении размера суммы, подлежащей взысканию, судом первой инстанции допущена ошибка.

Так, согласно ст. 249 ТК РФ в случае увольнения без уважительных причин до истечения срок, обусловленного трудовым договором или соглашением об обучении за счет средств работодателя, работник обязан возместить затраты, понесенные работодателем на его обучение, исчисленные пропорционально фактически не отработанному после окончания обучения времени, если иное не предусмотрено трудовым договором или соглашением об обучении.

В обоих договорах о производственном обучении работника от августа 2009 года указано, что при условии увольнения (независимо от причины) работник обязан возместить предприятию стоимость обучения в размере 32300 руб. (п. 3.4 договора) и 7700 руб. по каждому из договоров соответственно.

Вместе с тем, согласно ч. 2 ст. 232 ТК РФ трудовым договором или заключенными в письменной форме соглашениями, прилагаемыми к нему, может конкретизироваться материальная ответственность сторон этого договора. При этом договорная ответственность работодателя перед работником не может быть ниже, а работника перед работодателем - выше, чем это предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

Условие договоров о производственном обучении, в котором указано о полном возмещении стоимости обучения, а не пропорционально фактически не отработанному после окончания обучения времени, ухудшает положение работника по сравнению с положениями ст. 249 ТК РФ.

Поскольку договорная ответственность работника перед работодателем не может быть выше, чем это предусмотрено ТК РФ, то указанные условия договоров являются недействительными и подлежит применению положения ст. 249 ТК РФ, а не п. 3.4 договоров о производственном обучении работника.

Таким образом, с работника А.Д.О. должна быть взыскана стоимость обучения, пропорциональная фактически не отработанному после окончания обучения времени.

По условиям первого договора о производственном обучении (на сумму 32300 руб.) работник должен был отработать не менее пяти лет; по условиям второго договора (на сумму 7700 руб.) - не менее трех лет.

Фактически ответчик А.Д.О. отработал с 20 августа 2009 года по 25 января 2010 года, то есть 5 месяцев и 6 дней или 159 дней.

Расчет суммы, подлежащей возврату по первому договору (на сумму 32300 руб.) будет следующий:

5 лет составляет 365 x 5 = 1825 дней.

32300 руб.: 1825 x 159 = 2814,08 руб. - плата за обучение пропорционально отработанному времени;

32300 - 2814,08 = 29485,92 руб. - плата за обучение пропорционально не отработанному времени.

Расчет суммы, подлежащей возврату по второму договору (на сумму 7700 руб.) будет следующий:

3 года составляет 365 x 3 = 1095 дней.

7700 руб.: 1095 x 159 = 1118,08 руб. - плата за обучение пропорционально отработанному времени;

7700 руб. - 1118,08 = 6581,92 руб. - плата за обучение пропорционально неотработанному времени.

Итого: 29485,92 + 6581,92 = 36067,84 руб.

Из этой суммы 1300 руб. удержано работодателем.

Следовательно, А.Д.О. должен вернуть:

36067,84 - 1300 = 34767,84 руб.

В этой части решение суда подлежит изменению, взысканная судом сумма 38700 руб. должна быть уменьшена до 34767,84 руб.

Доводы кассационной жалобы обоснованы частично.

Довод жалобы о том, что судом не принято во внимание семейное и материальное положение ответчика, подтверждающее уважительность причин его увольнения, является несостоятельным.

В законодательстве о труде отсутствует исчерпывающий перечень уважительных причин досрочного расторжения трудового договора по инициативе работника. К ним прежде всего относятся случаи, связанные с невозможностью для работника продолжения работы (выход на пенсию, инвалидность и пр.), а также случаи установленного нарушения работодателем законом и иных правовых актов о труде, условий коллективного договора, соглашения или трудового договора, когда работодатель обязан расторгнуть трудовой договор в срок, указанный в заявлении работника (ч. 3 ст. 80 ТК РФ).

Низкий доход ответчика и наличие детей у него не является уважительной причиной его увольнения.

Обстоятельств, свидетельствующих о невозможности для работника продолжения работы (выход на пенсию, инвалидность и пр.), в судебном заседании не установлено. Достаточных и достоверных доказательств нарушения работодателем законом и иных правовых актов о труде, условий коллективного договора, соглашения или трудового договора ответчиком не представлено.

11 января 2010 года А.Д.О. подал работодателю заявление об увольнении по соглашению сторон согласно ст. 78 ТК РФ.

В указанном заявлении А.Д.О. отсутствовала ссылка на такие основания увольнения, как нарушения работодателем законом и иных правовых актов о труде, условий коллективного договора, соглашения или трудового договора.

Соглашение сторон об увольнении работника достигнуто не было.

25 января 2010 года работодатель издал приказ о прекращении трудового договора с работником по ст. 77 п. 3 ТК РФ (расторжение трудового договора по инициативе работника (ст. 80).

26 января 2010 года А.Д.О. подал работодателю заявление, в котором указал, что в связи с истечением срока предупреждения об увольнении просит выдать ему трудовую книжку, справки о средней заработной плате, удостоверение эксперта и произвести с ним окончательный расчет с выплатой компенсации за неиспользованный отпуск.

Ссылок на нарушения работодателем законом и иных правовых актов о труде, условий коллективного договора, соглашения или трудового договора в указанном заявлении также не было.

Споров между работодателем и работником о причинах и основаниях увольнения, размере заработной платы не было.

Доказательств противоправной деятельности работодателя, на которые истец ссылается в дополнениях к возражению на иск от 23 апреля 2010 года, истец не представил.

Довод жалобы о том, что трудовой договор и договор о производственном обучении противоречат законодательству, также является несостоятельным.

В п. 5.1 трудового договора указано, что работнику устанавливается должностной оклад согласно штатного расписания, то есть достигнуто соглашение об оплате труда.

В договоре о производственном обучении работника указаны существенные условия, предусмотренные ст. 199 ТК РФ, в том числе обязанность работодателя обеспечить работнику возможность обучения в соответствии с ученическим договором (п. 2.1 договора); обязанность работника пройти обучение и в соответствии с полученной профессией, специальностью, квалификацией проработать по трудовому договору с работодателем в течение 5 и 3 лет соответственно (1.1, 1.2, 1.4, 3.1, 3.3 договора). Размер оплаты труда определен в трудовом договоре - согласно штатного расписания.

Довод жалобы о том, что при определении размера взыскиваемой суммы суд не учел отработанное ответчиком время, является обоснованным. Как указано выше, решение суда в этой части подлежит изменению.

Иные доводы кассационной жалобы повторяют доводы искового заявления, им дана надлежащая оценка в судебном решении, с которой Коллегия соглашается.

Новых доводов и обстоятельств, способных повлиять на существо принятого по делу решения, кассационная жалоба не содержит.

Решение суда является законным и обоснованным.

Оснований для его отмены, предусмотренных статьей 362 ГПК РФ, не имеется. Решение подлежит изменению в части размера взысканных расходов на обучение.

Руководствуясь статьей 361 ГПК РФ, Судебная коллегия

определила:

Решение Первомайского районного суда г. Ижевска от 04 мая 2010 года изменить, уменьшив взысканные с А.Д.О. в пользу ЗАО "В" расходы на обучение с 38 700 руб. до 34767,84 руб.

В остальной части решение суда оставить без изменения

Кассационную жалобу А.Д.О. удовлетворить частично.

Председательствующий

О.Б.БУЛАТОВА

Судьи

Е.В.КРИЧКЕР

Н.В.МАТУШКИНА

4. Правовая база:

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 марта 2011 г. по делу N 33-2823/2011

Судья Соловьев А.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

председательствующего Прокофьева В.В.,

судей Шаламовой И.Ю., Панкратовой Н.А.

рассмотрела в судебном заседании 01 марта 2011 года дело по иску К. к Муниципальному медицинскому учреждению "Демидовская центральная городская больница" о взыскании удержанных из заработной платы расходов в связи с ученичеством и компенсации морального вреда

по кассационной жалобе ответчика ММУ "Демидовская ЦГБ" на решение Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 24 декабря 2010 года, которым иск удовлетворен частично.

Заслушав доклад судьи Панкратовой Н.А., судебная коллегия

установила:

К. обратилась в суд с иском к ММУ "ДЦГБ" о взыскании командировочных расходов в размере <...> компенсации морального вреда в размере <...>, а также возмещении судебных издержек <...>.

В обоснование иска К. указала, что работала в ММУ "ДЦГБ" с 26 февраля 2007 года по 16 апреля 2010 года в должности <...>. 05 июня 2007 года она была направлена в командировку для повышения квалификации, при этом 01 июня 2007 года с ней был заключен договор, по условиям которого работодатель обязался оплатить ей командировочные расходы. Командировочные расходы в сумме <...> были ей выплачены в июле 2007 года. Накануне увольнения (15 апреля 2010 года) ее ознакомили с приказом об удержании из заработной платы при увольнении долга по договору на обучение, при увольнении из расчета было удержано <...>. С таким приказом истец не согласилась, полагая, что оно противоречит требованиям трудового законодательства. Кроме того, указала, что незаконными действиями работодателя ей причинен моральный вред.

В судебном заседании представитель истца Ч. исковые требования поддержала. Указала, что ответчик, считая, что задолженность истца больше, обратился в суд с иском о взыскании с К. дополнительных сумм, решением суда от 11 августа 2010 года ММУ "ДЦГБ" в иске было отказано. К. узнала о неправомерном произведении удержаний из ее заработной платы 11 августа 2010 года. Срок исковой давности применять в данном случае было бы неправильно. Моральный вред истцу был причинен произведением неправомерных удержаний из заработной платы, участием истца в процессе по иску ММУ "ДЦГБ", истец вынуждена была отложить поездку в отпуск.

Представитель ответчика Д. с иском не согласилась, заявила ходатайство о применении трехмесячного срока давности обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, который, по мнению представителя ответчика, К. пропущен. Указала, что заключенный с истцом договор был ею подписан, истец с ним согласилась, условия договора не противоречат требованиям Трудового кодекса Российской Федерации. Полагала, что оснований для компенсации морального вреда не имеется.

Истец К. в судебное заседание не явилась, суд признал возможным рассмотрение дела в ее отсутствие.

Судом постановлено решение: взыскать с ММУ "ДЦГБ" в пользу К. удержанные из заработной платы расходы в связи с ученичеством в размере <...> и возмещение судебных расходов на оплату услуг представителя в размере <...>; в иске К. к ММУ "ДЦГБ" о компенсации морального вреда отказать полностью; взыскать с ММУ "ДЦГБ" государственную пошлину в размере <...>.

Оспаривая законность и обоснованность постановленного судом решения, ответчик в кассационной жалобе просит о его отмене в части удовлетворения исковых требований, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального и процессуального права.

В заседание судебной коллегии лица, участвующие в деле, не явились. В материалах дела имеется уведомление, согласно которому извещения о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы были направлены им 10 февраля 2011 года (л. д. 129 - 130). В соответствии с ч. 2 ст. 354 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации неявка лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела. С учетом изложенного, судебная коллегия определила о рассмотрении дела в отсутствие указанных лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, судебная коллегия находит решение подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

Суд обоснованно и в соответствии с правилами ст. ст. 12, 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации удовлетворил требования К. в части, поскольку ее доводы о неправомерном удержании из ее заработной платы денежных сумм действительно нашли свое подтверждение в ходе судебного разбирательства и ответчиком не опровергнуты. При этом все изложенные в решении выводы подробно мотивированы, соответствуют закону и фактическим обстоятельствам дела, основаны на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, которым суд дал должную, отвечающую правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации правовую оценку на предмет их относимости, допустимости, достоверности, достаточности и взаимной связи.

Разрешая спор, суд правильно руководствовался положениями ст. ст. 232, 233, 248, 249 Трудового кодекса Российской Федерации, а также правомерно принял во внимание вступившее в законную силу решение Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила от 11 августа 2010 года по делу по иску ММУ "ДЦГБ" к К. о возмещении работодателю расходов, связанных с ученичеством, которое в силу ч. 2 ст. 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации имеет для настоящего дела преюдициальное значение, поскольку в нем участвуют те же лица.

Как следует из содержания данного решения, копия которого имеется в материалах дела, судом установлены факт нахождения истца в трудовых отношениях с ММУ "ДЦГБ"; заключение между ними 01 июня 2007 года договора, предусматривающего расходы работодателя в связи с ученичеством и встречные обязательства работника проработать по трудовому договору с работодателем в течение 5 лет; возмещение ММУ "ДЦГБ" К. расходов, связанных с обучением, в сумме <...>; удержание из заработной платы К. работодателем <...>. Кроме того, данным решением установлено, что приказом главного врача ММУ "ДЦГБ" от 08 апреля 2010 года <...> предписано удержать при увольнении из расчета по заработной плате с К. в счет погашения долга по договору на обучение от 01 июня 2007 года на основании п. 3.1 договора сумму в размере <...>, с чем К. не согласилась. В этой связи суд, ссылаясь на ст. 248 Трудового кодекса Российской Федерации, указал, что поскольку на момент увольнения заработная плата К. из расчета за 12 последних месяцев составляла менее размера удержания <...> возможность внесудебного порядка возмещения спорных затрат, связанных с обучением, была исключена.

Кроме того, суд правильно исходил из того, что заключенным между сторонами договором от 01 июня 2007 года было определено, что в случае увольнения К. до окончания пятилетнего срока после прохождения цикла обучения, материальный ущерб возмещается ею из расчета по заработной плате без дополнительного заявления, и при этом в договоре не предусмотрено условие о порядке исчисления возмещения затрат, поэтому такое возмещение должно исчисляться по правилам ст. 249 Трудового кодекса Российской Федерации, а именно - пропорционально фактически не отработанному после окончания обучения времени. На основании этого правила суд верно определил, что размер возмещения в данном случае должен составлять <...>.

С учетом перечисленных обстоятельств судом был сделан правильный вывод, что ответчиком из заработной платы истца была излишне удержана сумма в размере <...>, которая подлежит возмещению истцу.

Правильно судом разрешено ходатайство представителя ответчика о применении срока давности обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора.

Основываясь на положениях ст. ст. 392, 395 Трудового кодекса Российской Федерации, суд пришел к верному выводу о том, что трехмесячный срок обращения в суд истцом пропущен, ходатайство о восстановлении этого срока истцом не заявлено, однако требование о взыскании излишне удержанных из заработной платы сумм подлежит удовлетворению вне зависимости от истечения срока давности обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора. Вместе с тем, в удовлетворении требования о компенсации морального вреда по этому основанию следует отказать.

Не допущено каких-либо нарушений норм и при распределении судом судебных расходов.

Доводов, свидетельствующих о неправильности изложенных выводов суда, кассационная жалоба не содержит.

Оснований для отмены этого решения судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь абз. 2 ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 24 декабря 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу ответчика ММУ "Демидовская ЦГБ" - без удовлетворения.

Председательствующий

ПРОКОФЬЕВ В.В.

Судьи

ШАЛАМОВА И.Ю.

5. Правовая база:

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 марта 2011 г. по делу N 33-4885

Судья Судакова Н.И.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе председательствующего Ракуновой Л.И.,

судей Красновой Н.В., Колесник Н.А.,

при секретаре Г.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 10 марта 2011 г. кассационную жалобу С. на решение Орехово-Зуевского городского суда Московской области от 14 января 2011 г. по гражданскому делу по иску ОАО "Карболит" к С. о взыскании денежных средств, затраченных на обучение.

Заслушав доклад судьи Красновой Н.В.,

объяснения представителя ОАО "Карболит" по доверенности З., судебная коллегия

установила:

ОАО "Карболит" обратилось в суд с иском и просит взыскать с бывшего работника С. расходы, затраченные на ее обучение, в размере 19000 руб. В обоснование иска ссылается на то, что в период работы ответчицы истцом было заключено с ней дополнительное соглашение к трудовому договору, в соответствии с которым истец обязался и фактически оплатил обучение С. в Негосударственном образовательном учреждении высшего профессионального образования "Московский социально-экономический институт" в период с 29.09.2009 г. по 11.02.2010 г. в размере 19000 руб. По условиям Соглашения ответчица обязалась отработать три года в ОАО "Карболит" в должности, соответствующей уровню и профилю профессионального образования, однако 05.03.2010 г. уволилась с предприятия по собственному желанию.

Истец также просит взыскать проценты за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания с момента получения истицей уведомления о возмещении расходов по день вынесения судом решения, а также взыскать, уплаченную при подаче искового заявления госпошлину.

Представитель ответчицы иск не признал, пояснив, что С. по собственному желанию не увольнялась и такого заявления не писала, а просила уволить ее об увольнении по соглашению сторон. В настоящее время она за свой счет продолжает обучаться в институте и не возражает после окончания обучения отработать у истца три года.

Решением суда иск удовлетворен в полном объеме.

Не согласившись с постановленным решением, ответчица обжалует его в кассационном порядке, в своей жалобе просит решение суда отменить и постановить новое решение об отказе в иске.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам. Основания к отмене или изменению решения суда в кассационной инстанции предусмотрены ст. 362 ГПК РФ.

Согласно ст. 196 ТК РФ необходимость профессиональной подготовки и переподготовки кадров для собственных нужд определяет работодатель. Работодатель проводит профессиональную подготовку, переподготовку, повышение квалификации работников, обучение их вторым профессиям в организации, а при необходимости - в образовательных учреждениях начального, среднего, высшего профессионального и дополнительного образования на условиях и в порядке, которые определяются коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

Из материалов дела усматривается, что ответчица работала у истца с 2005 г., а с 01.12.2008 г. была переведена на должность старшего бухгалтера.

28.01.2009 г. между истцом и С. подписано Соглашение N 3, по условиям которого истец обязался осуществлять финансирование ее обучения в Негосударственном образовательном учреждении высшего профессионального образования "Московский социально-экономический институт" по специальности "Экономика и управление на предприятии", а ответчица в свою очередь отработать на ОАО "Карболит" после завершения обучения в должности, предложенной предприятием и соответствующей полученным в период обучения знаниям, не менее 3-х лет (п. 2 Соглашения). В случае увольнения по собственному желанию без уважительных причин до истечения установленного соглашением срока обязательной работы С. обязалась полностью возместить истцу денежные средства, затраченные на обучение.

Истцом в период с 29.09.2009 г. по 11.02.2010 г. было оплачено за обучение ответчицы 19000 руб.

Приказом N 154-лс с 05.03.2010 г. С. была уволена с ОАО "Карболит" по собственному желанию. Указанный приказ был ею оспорен в судебном порядке, однако в настоящее время имеется вступившее в законную силу определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 15.06.2010 г., которым было отменено решение суда первой инстанции от 05.05.2010 г. и было постановлено новое решение, которым С. в удовлетворении иска к ОАО "Карболит" об отмене приказа и изменении формулировки причины увольнения было отказано.

31.03.2010 г. истец направил ответчице письменную претензию с просьбой возместить стоимость обучения.

В соответствии со ст. 249 ТК РФ, в случае увольнения без уважительных причин до истечения срока, обусловленного трудовым договором или соглашением об обучении за счет средств работодателя, работник обязан возместить затраты, понесенные работодателем на его обучение, исчисленные пропорционально фактически не отработанному после окончания обучения времени, если иное не предусмотрено трудовым договором или соглашением об обучении.

Удовлетворяя иск в части взыскания расходов на обучение, суд первой инстанции обоснованно и сходил из того, что ответчица не исполнила взятых на себя обязательств и уволилась по собственному желанию. При этом суд правомерно не принял во внимание довод представителя С. в той части, что не позднее трех месяцев после окончания обучения С. имеет право работать у истца, поскольку такое право по условиям Соглашения принадлежит только его работнику, а С. работником ОАО "Карболит" в настоящее время уже не является.

Суд первой инстанции также не нашел оснований удовлетворить ходатайство представителя ответчика об уменьшении размера возмещения ущерба, поскольку стороной ответчицы не представлено достаточных доказательств, свидетельствующих о ее затруднительном материальном положении.

Вместе с тем нельзя согласиться с выводами суда первой инстанции в части взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами.

Взыскивая сумму 486 руб. 74 коп., суд первой инстанции сослался на нормы материального права, регулирующие взыскание неосновательного обогащения. Однако таких требований истец не заявлял, а внесение истцом расходов за обучение работника, даже если впоследствии работник обязан эти расходы возвратить, не может относиться к неосновательному обогащению.

Кроме того, работник в любом случае в соответствии с требованиями ст. 238 ТК РФ обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.

Также не основан на законе и вывод суда о необходимости взыскать с ответчицы в пользу истца расходы по госпошлине в размере 779 руб. 47 коп., поскольку в силу специальной нормы ст. 393 ТК РФ работники освобождаются от оплаты пошлин и судебных расходов.

При таких обстоятельствах решение суда части взыскания с ответчицы процентов за пользование чужими денежными средствами и госпошлины подлежит отмене. Судебная коллегия считает возможным в указанной части разрешить спор по существу и постановить по изложенным выше основаниям новое решение об отказе в иске.

Кассационная жалоба в части доводов о несогласии с выводами суда по требованию о взыскании затрат на обучение не содержит правовых доводов, которые могла бы повлечь отмену законного решения в этой части.

Руководствуясь ст. ст. 199, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Орехово-Зуевского суда Московской области от 14 января 2011 г. в части взыскания с С. в пользу ОАО "Карболит" процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 486 руб. 74 коп. и судебных расходов в виде госпошлины в размере 779 руб. 47 коп. отменить, постановить в указанной части новое решение, которым ОАО "Карболит" в удовлетворении иска к С. в части взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 486 руб. 74 коп., а также во взыскании судебных расходов в размере 779 руб. 47 коп. отказать.

В остальной части решение суда оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

6. Правовая база:

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 ноября 2010 г. по делу N 33-34969

Судья: Уткина О.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе

председательствующего Строгонова М.В.,

судей Суминой Л.Н., Снегиревой Е.Н., при секретаре Д., заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Суминой Л.Н. дело по кассационной жалобе представителя ответчика С. по доверенности К. на решение Тушинского районного суда г. Москвы от 21 июля 2010 года, которым постановлено:

исковые требования ООО "Авиакомпания "ВИМ-АВИА" к С. о возмещении расходов на обучение и взыскании пени, удовлетворить.

Взыскать с С. в пользу ООО "Авиакомпания "ВИМ-АВИА" расходы на обучение в размере 474 725 руб. 00 коп., пени в размере 50 000 руб., а также расходы по уплате госпошлины в размере 6 348 руб. 25 коп.

В удовлетворении ходатайства С. о взыскании судебных расходов на оплату услуг представителя, оплату услуг перевода денежных средств и почтовых расходов, отказать,

установила:

ООО "Авиакомпания "ВИМ-АВИА" обратилось в суд с иском к С. о возмещении расходов на обучение и взыскании пени, указывая на то, что с 11 апреля 2008 года по 24 декабря 2008 года ответчик работал в ООО "Авиакомпания "ВИМ-АВИА" в должности <...>. 14 апреля 2008 года в рамках трудового договора между сторонами заключен договор на обучение работника за счет средств работодателя, во исполнение которого, истцом произведена оплата обучения в размере 474 725 руб. Однако после прохождения обучения ответчик уволен по собственному желанию. Вместе с тем, в нарушение ученического договора, последний не возместил затраченные на его обучение денежные средства, в связи с чем просит суд взыскать с ответчика наряду с указанной суммой, 205 555 руб. 93 коп., неустойки за несвоевременный возврат стоимости обучения, а также расходы по уплате государственной пошлины.

В судебном заседании представитель истца С.Д., действующий на основании доверенности, исковые требования поддержал в полном объеме.

Представитель ответчика в лице адвоката Коршунова А.Ф., действующего также на основании доверенности, исковые требования не признал по основаниям, изложенным в письменных возражениях.

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого просит представитель ответчика С. по доверенности Коршунов А.Ф. по доводам своей кассационной жалобы.

Проверив материалы дела, обсудив вопрос о возможности рассмотрения дела в отсутствие неявившихся участников процесса, извещенных о дате и месте судебного заседания, в порядке ч. 2 ст. 354 ГПК РФ, заслушав объяснения представителя ответчика по доверенности, представителя истца по доверенности С.Д., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда по следующим основаниям.

При разрешении спора суд первой инстанции верно применил нормы материального права, регулирующие возмещение ущерба, причиненного имуществу гражданина.

В силу ст. 198 ТК РФ, работодатель - юридическое лицо (организация), имеет право заключать с лицом, ищущим работу, ученический договор на профессиональное обучение за счет средств работодателя, а с работником данной организации - ученический договор на профессиональное обучение или переобучение без отрыва или с отрывом от работы. Ученический договор с работником данной организации является дополнительным к трудовому договору.

В силу положений ст. 199 ТК РФ, ученический договор должен содержать обязанность работника пройти обучение и в соответствии с полученной профессией, специальностью, квалификацией проработать по трудовому договору с работодателем в течение срока, установленного в ученическом договоре.

В соответствии со ст. 249 ТК РФ, в случае увольнения без уважительных причин до истечения срока, обусловленного трудовым договором или соглашением об обучении за счет средств работодателя работник обязан возместить затраты, понесенные работодателем на его обучение, исчисленные пропорционально фактически не отработанному после окончания обучения времени, если иное не предусмотрено трудовым договором или соглашением.

Судом первой инстанции надлежаще установлено, 11 апреля 2008 года между С. и ООО "Авиакомпания "ВИМ-АВИА" заключен трудовой договор, в соответствии с которым ответчик принят на должность <...>. 14 апреля 2008 года между сторонами заключен ученический договор N <...> по обучению (переобучению) С. по специальности второй пилот, курсы переподготовки летного состава на Воздушное судно "Боинг 757-200", стоимость которого составила 474 725 рублей.

В порядке п. 1.1 ученического договора, для улучшения производственной и хозяйственной деятельности работодатель обязуется за свой счет осуществить обучение (переобучение) работника по специальности второй пилот, курсы переподготовки летного состава на Воздушном судне "Боинг-757-200".

Согласно п. 5.3 указанного договора, работник обязан полностью оплатить работодателю стоимость обучения в случае расторжения договора по требованию работника в течение 10 дней с даты расторжения договора.

Подпунктом "д" п. 5.3.8 того же договора предусмотрено, что работник в случае расторжения трудового договора до истечения пятилетнего срока оплатить работодателю стоимость обучения до даты увольнения в полном объеме, если работник увольняется, отработав менее одного полного года.

Как следует из письменных материалов дела и установлено судом, приказом работодателя от 24 декабря 2008 года на основании личного заявления ответчика с ним прекращены трудовые отношения в связи с увольнением по собственному желанию в связи с выходом на пенсию, по п. 3 ст. 77 ТК РФ (л.д. 19, 20), по причине чего истцом 07 декабря 2009 года в адрес последнего была направлена претензия о возмещении стоимости расходов обучения, которая в добровольном порядке не исполнена (л.д. 21 - 24).

Исходя из представленных сторонами доказательств, в том числе из пенсионного удостоверения, выданного ответчику 15 июля 2003 года, суд правомерно отклонил доводы стороны ответчика о том, что увольнение С. по собственному желанию в связи с уходом на пенсию является уважительной причиной расторжения трудового договора, поскольку последний, будучи пенсионером, заключая и подписывая условия трудового и ученического договоров, осознавал последствия его расторжения, брал на себя обязанность по возмещению расходов на обучение.

Данные обстоятельства подтверждаются также тем фактом, что после увольнения 24 декабря 2008 года из ООО "Авиакомпания "ВИМ-АВИА" уже 29 декабря 2008 года ответчик трудоустроился в авиакомпанию "Северный Ветер", где работает на должности <...>.

Кроме того, суд верно посчитал ссылки ответчика на то, что он проходил курсы повышения квалификации и переподготовки, а не обучение, несостоятельными в связи с тем, что из его трудовой книжки усматривается, что к истцу он трудоустроился в качестве <...>, однако допуска к выполнению обязанностей <...> у него не имелось, тогда как ранее он работал на должности <...> и имел допуск к полетам на "ЯК-42", что не отрицалось в суде самим ответчиком.

Иных доказательств наличия у ответчика до 14.04.2008 года права быть <...> им суду не представлено, тогда как после прохождения обучения в авиационном учебном центре ООО "Авиакомпания "ВИМ-АВИА", ответчик получил допуск к выполнению обязанности <...>, которого ранее не имел, что удостоверяется свидетельством от 12 июня 2008 года, копиями трудовой книжки и летной книжки (л.д. 56 - 57).

Установив то, что ответчик прошел курс обучения по специальности <...> и курсы переподготовки летного состава на указанном судне, оплаченные истцом, отработав менее полного года после обучения, уволился по собственному желанию, руководствуясь требованиями ст. 249 ТК РФ и условиями ученического договора от 14 апреля 2008 года, суд пришел к правильному выводу о возложении на ответчика обязанности по возмещению расходов на обучение, стоимость которых составила 474 725 руб. 00 коп., что подтверждается соответствующими документами, приобщенными к материалам дела, подробно перечисленными в решении суда первой инстанции, оснований не доверять которым у суда не имелось.

Доводы ответчика о необоснованности включения в указанные расходы стоимость обучения инструктором К. признаны судом необоснованными в силу того, что данные расходы связаны с учебным процессом.

Судом правомерно также отмечено то, что не являются основанием для отказа в удовлетворении иска факт задержки истцом выплаты ответчику заработной платы.

Кроме того, судебная коллегия обращает внимание на то, что возмещение понесенных работодателем расходов на обучение работника предусмотрено и ст. 207 ТК, в соответствии с которой, ученик обязан возвратить работодателю полученную за время ученичества стипендию, а также возместить другие понесенные работодателем расходы в связи с ученичеством. Условием возмещения затрат на обучение является невыполнение учеником по окончании ученичества без уважительных причин своих обязательств по договору, в связи с чем все расходы, в том числе командировочные, связанные с учебным процессом, судом правомерно взысканы с ответчика.

На основании п. 6.2 ученического договора, судом взыскана пени в размере 0,1% от суммы задолженности за каждый день просрочки за период с 12 января 2009 года по 21 марта 2010 года, и с учетом несоразмерности последствиям нарушения обязательств, снижена до 50 000 рублей.

Одновременно, с ответчика, в порядке ст. 98 ГПК РФ, взыскана государственная пошлина в размере 6 348 руб. 25 коп.

При таких обстоятельствах, судом обоснованно отклонены требования ответчика, в силу положений ст. ст. 98, 100, 102 ГПК РФ, о взыскании понесенных им судебных расходов на оплату услуг представителя, перевода денежных средств и почтовых расходов.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационной жалобы о неправомерности взыскания с ответчика пени в связи с тем, что ст. 199 ТК РФ предусмотрено, что ученический договор может содержать иные условия, кроме тех, которые предусмотрены Трудовым кодексом, если они определены соглашением сторон. При этом, ученический договор, как и любой другой договор, считается заключенным лишь в той мере, в какой стороны достигли соглашение по обязательным условиям этого договора. В настоящем случае стороны достигли соглашения по всем условиям ученического договора от 14.04.2008 года.

Утверждения ответчика о том, что установленный договором пятилетний срок отработки ничем не обоснован и является принудительным трудом являются несостоятельными, поскольку включение в трудовой договор условия об обязанности работника отработать после обучения не менее установленного договором срока, если это обучение производилось за счет работодателя, предусмотрено также ст. 57 ТК, определяющей содержание трудового договора. Инициатива включения этого условия в договор, как правило, исходит от работодателя, однако возможна и инициатива самого работника.

Другие доводы кассационной жалобы были предметом исследования судом, направлены на иную оценку норм материального и процессуального права и обстоятельств, установленных и исследованных судом в соответствии с правилами статей 12, 56 и 67 ГПК РФ, а потому не могут служить поводом к отмене данного решения.

Суд первой инстанции с достаточной полнотой исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую оценку представленным доказательствам, выводы суда не противоречат материалам дела, юридически значимые обстоятельства по делу судом установлены правильно, нормы материального права судом применены верно, нарушений норм процессуального права, в том числе на которые имеются ссылки в кассационных жалобах, не допущено. Следовательно, оснований для отмены решения суда не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Тушинского районного суда г. Москвы 21 июля 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

7. Правовая база:

СУД ЯМАЛО-НЕНЕЦКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 марта 2014 г. по делу N 33-533/2014

Судья Аникушина М.М.

Судебная коллегия по гражданским делам суда Ямало-Ненецкого автономного округа в составе:

председательствующего судьи Кисилевской Т.В.,

судей коллегии Бреевой С.С., Оберниенко В.В.,

при секретаре У.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Д. на решение Новоуренгойского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 04 декабря 2013 года, которым постановлено:

Удовлетворить исковое заявление Открытого акционерного общества Национальная страховая группа - "РОСЭНЕРГО" частично.

Взыскать в пользу Открытого акционерного общества "Национальная страховая группа - "РОСЭНЕРГО" с Д. расходы на обучение в размере 38250 рублей, судебные расходы на уплату государственной пошлины в размере 1228 рублей 86 копеек; всего: 39478 (тридцать девять тысяч четыреста семьдесят восемь) рублей 86 копеек.

В удовлетворении остальной части исковых требований Открытому акционерному обществу "Национальная страховая группа - "РОСЭНЕРГО" отказать.

Взыскать в пользу Д. с Открытого акционерного общества "Национальная страховая группа - "РОСЭНЕРГО" судебные расходы на оплату услуг представителя в размере 8304 (восемь тысяч триста четыре) рубля 80 копеек.

Заслушав доклад судьи суда Ямало-Ненецкого автономного округа Бреевой С.С., судебная коллегия

установила:

Общество с ограниченной ответственностью "Национальная страховая группа-"РОСЭНЕРГО" обратилось в Индустриальный районный суд города Барнаула с исковым заявлением к Д. о возмещении затрат на обучение.

Требования мотивированы тем, что 13 марта 2012 года между сторонами был заключен трудовой и ученический договоры. В соответствии с ученическим договором работнику, в целях повышения квалификации, организуется обучение. Обучение Д. проходило в городе Москва в ООО "Центр технического обслуживания", продолжительностью 6 дней, в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ. После обучения ответчику был выдан соответствующий сертификат. Стоимость обучения составила 45000 руб., которые Общество оплатило. Кроме того, истцом были понесены расходы на проезд ответчика к месту обучения и обратно, а также услуги гостиницы и сервисный сбор, которые составили 33530 руб. Также ответчику были перечислены суточные в размере 2000 руб. и стипендия в размере 13500 руб. Ученическим договором предусмотрено, что работник обязан проработать у работодателя 5 лет с момента заключения договора. Работник не отработавший установленный договором срок, обязан полностью возместить работодателю сумму затрат на обучение и иные расходы, связанные с прохождением работником процесса обучения, в течение 1 месяца со дня увольнения. ДД.ММ.ГГГГ ответчик был уволен из ООО "НСГ-"РОСЭНЕРГО" по собственному желанию. На основании изложенного, просят взыскать с ответчика стоимость понесенных затрат на обучение ответчика в размере 94030 рублей.

Определением Индустриального районного суда г. Барнаула Алтайского края от 11 октября 2013 года настоящее гражданское дело передано на рассмотрение в Новоуренгойский городской суд (л.д. 97).

Дело рассмотрено в отсутствие представителя ООО "НСГ-"РОСЭНЕРГО".

В судебном заседании суда первой инстанции ответчик Д. и его представитель адвокат Бурлаков В.И., возражали против удовлетворения иска.

Судом постановлено вышеуказанное решение, с которым не согласен ответчик Д., указавший в апелляционной жалобе на незаконность и необоснованность судебного постановления, поскольку оно вынесено с нарушением норм материального права. Считает, что в период работы у истца он не получал новую профессию или специальность, его направление в г. Москва было связано с повышением квалификации, в связи с чем, понесенные истцом расходы возмещению не подлежат.

В отзыве на апелляционную жалобу представитель ООО "НСГ-"РОСЭНЕРГО" М. высказывает позицию в поддержку решения суда.

При рассмотрении дела судом апелляционной инстанции стороны участие не принимали, извещены своевременно и надлежащим образом.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Согласно ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Решение суда в части отказа в удовлетворении требований иска о взыскании расходов, понесенных работодателем на проезд ответчика к месту обучения и обратно, включая сервисный сбор, расходов по проживанию в гостинице и суточных, в общей сумме 35530 руб., а также стипендии не обжалуется и предметом апелляционного рассмотрения в силу ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ не является.

Разрешая требования иска о взыскании с Д. стоимости обучения, суд первой инстанции исходил из того, что ответчик, являясь стороной ученического договора, принял на себя обязательства по исполнению его условий, однако условия, связанные с осуществлением трудовой деятельности в течение пяти лет у работодателя, не выполнил (уволился по собственному желанию), что и послужило основанием для взыскания расходов, понесенных истцом в связи с его обучением, пропорционально отработанному Д. времени.

Судебная коллегия с указанными выводами суда первой инстанции согласиться не может в силу следующего.

В соответствии со ст. 198 Трудового кодекса РФ работодатель - юридическое лицо (организация) имеет право заключать с лицом, ищущим работу, или с работником данной организации ученический договор на получение образования без отрыва или с отрывом от работы.

Таким образом, целью ученического договора является профессиональное обучение или переобучение работника по конкретной профессии, специальности. Именно путем заключения ученических договоров работники реализуют право на профессиональную подготовку, переподготовку, включая обучение новым профессиям и специальностям.

Судом установлено, что между ООО "НСГ-"РОСЭНЕРГО" и Д. был заключен трудовой договор от <данные изъяты>, в соответствии с которым ответчик был принят на должность программиста 1 категории отдела программного и информационного обеспечения (л.д. 6 - 8).

В соответствии с п. 2.1 трудового договора основной задачей работника являлось обеспечить программирование и администрирование корпоративных информационных систем, их бесперебойную работу.

Кроме того, в должностные обязанности работника входило обеспечить установку, сопровождение программ: <данные изъяты> в подразделении Заказчика (п. 2.2.1 договора).

ДД.ММ.ГГГГ между сторонами был заключен ученический договор N 2, которым предусмотрено, что в целях приобретения новых профессиональных знаний и повышения квалификации работодатель организует работнику, занимающему должность программиста 1 категории отдела программного и информационного обеспечения, обучение, которое проводится силами работодателя (л.д. 10 - 11). Срок договора с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ.

Согласно заключенному между работником и работодателем ученическому договору N от ДД.ММ.ГГГГ работник обязан отработать у работодателя не менее 5 лет. При этом, в случае если работник по своей инициативе расторгает трудовой договор ранее указанного в п. 1.7 трудового договора срока, либо трудовой договор расторгается по инициативе работодателя согласно ст. 81 ТК РФ, работодатель имеет право взыскать сумму, затраченную на обучение работника (п. 1.8 трудового договора).

Положения Главы 31 Трудового кодекса РФ регулируют вопросы профессиональной подготовки, переподготовки и повышения квалификации работников.

Основные права и обязанности работодателя по подготовке и переподготовке кадров закреплены в ст. 196 ТК РФ. Так, работодателю предоставлено право для собственных нужд самостоятельно определять необходимость профессиональной подготовки и переподготовки кадров.

Работникам, проходящим профессиональную подготовку, повышение квалификации работодатель должен создавать необходимые условия для совмещения работы с обучением, предоставлять гарантии, установленные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

Так, в соответствии с приказом ООО "НСГ-"РОСЭНЕРГО" от ДД.ММ.ГГГГ N 131к Д., окончивший в <данные изъяты> году <данные изъяты>" с присуждением квалификации "математик системный программист" по специальности "прикладная математика и информатика" (л.д. 117), которому в 2008 году в том же образовательном учреждении была присуждена степень магистра прикладной математики и информатики по направлению "прикладная математика и информатика" (л.д. 118), был направлен работодателем на обучение с отрывом от работы в г. Москва в ООО "Центр технического обслуживания", для повышения профессионального уровня на период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ (4 дня) (л.д. 15, 16).

ДД.ММ.ГГГГ Д. был выдан сертификат, подтверждающий его обучение по курсу "Системного администратора" по программным комплексам <данные изъяты> (л.д. 27).

Таким образом, проанализировав положения трудового законодательства, регулирующего основания заключения ученического договора (Глава 32 Трудового кодекса РФ), а также порядок и условия проведения профессиональной подготовки, переподготовки и повышения квалификации работников (Глава 31 Трудового кодекса РФ), принимая во внимание представленные доказательства и установленные обстоятельства, судебная коллегия приходит к выводу, что в данном случае имело место не профессиональное обучение Д. или его переобучение с отрывом от производства, что является обязательным условием заключения ученического договора в соответствии со ст. 198 Трудового кодекса РФ, а повышение квалификации работника, которое оплачивается за счет работодателя, поскольку является необходимым условием осуществления им трудовой деятельности (работа с программами <данные изъяты>) (ст. 187 ТК РФ).

В указанных обстоятельствах суд пришел к неверному выводу о взыскании с ответчика расходов, понесенных ООО "НСГ-"РОСЭНЕРГО" в связи с повышением его квалификации в размере 38250 рублей, в связи с чем, решение суда в указанной части подлежит отмене, с принятием нового решения об отказе ООО "НСГ-"РОСЭНЕРГО" в удовлетворении требований иска о возмещении затрат на обучение Д. и судебных расходов.

Судебная коллегия не может согласиться с выводами суда о применении к возникшим правоотношениям в силу ч. 2 ст. 61 ГПК РФ апелляционного определения Алтайского краевого суда от 30 января 2013 года, поскольку предметом его рассмотрения была оценка обстоятельств наличия оснований для расторжения заключенного между сторонами ученического договора, по причине неисполнения Обществом обязанностей по договору (л.д. 130 - 138), что не имеет существенного значения для существа настоящего спора.

Согласно п. 1 ст. 98 Гражданского процессуального кодекса РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 ГПК РФ.

Статьей 94 Гражданского процессуального кодекса РФ предусмотрено, что к издержкам, связанным с рассмотрением дела относятся, в том числе и расходы на оплату услуг представителей.

В силу ч. 1 ст. 100 Гражданского процессуального кодекса РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

В обоснование понесенных расходов на оплату услуг представителя истцом были представлены ордер адвоката Бурлакова В.И. (л.д. 108) и квитанция на сумму 21000 рублей (л.д. 141). Указанные расходы понесены истцом за юридическую консультацию представителя, изучение им материалов гражданского дела, анализ документов и участие в суде первой инстанции по рассмотрению гражданского дела.

Судом с ООО "НСГ-"РОСЭНЕРГО" в пользу Д. взысканы судебные расходы на оплату услуг представителя пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований в сумме 8304 рублей.

Между тем, учитывая, что в удовлетворении исковых требований Обществу отказано в полном объеме, судебная коллегия, исходя из обстоятельств дела, объема выполненных представителем работ, характера оказанных услуг, длительности судебного разбирательства, принимая во внимание категорию спора, требования разумности, закрепленные в ст. 100 ГПК РФ, полагает правильным возместить ответчику Д. понесенные им расходы на представителя в полном объеме, но поскольку 8304 руб. судом в пользу ответчика уже взыскано, довзысканию подлежит сумма 12960 рублей. Указанное свидетельствует об изменении решения суда в части взысканных с истца в пользу ответчика судебных расходов.

Руководствуясь ст. ст. 328 - 330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Новоуренгойского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 4 декабря 2013 года отменить в части.

Обществу с ограниченной ответственностью "Национальная страховая группа-"РОСЭНЕРГО" в удовлетворении иска к Д. о взыскании расходов на обучение в размере 38250 рублей, судебных расходов на уплату государственной пошлины в размере 1228 рублей 86 копеек; всего: 39478 рублей 86 копеек - отказать.

Изменить решение Новоуренгойского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 4 декабря 2013 года в части взыскания судебных расходов.

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью "Национальная страховая группа - "РОСЭНЕРГО" в пользу Д. судебные расходы в размере 12960 рублей.

В остальной части решение суда оставить без изменения.

Судья

С.С.БРЕЕВА

Секретарь

Н.Н.КОПЕЙКИНА

30.05.2016

С уважением и пожеланием комфортной работы, Светлана Горшнева,

эксперт Системы Кадры



Школа

Самое выгодное предложение

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...






Опрос

Как часто Вам приходится оформлять срочные трудовые договоры?

  • Часто 24.41%
  • Иногда 56.47%
  • Не оформляем срочников 19.12%
результаты

Рассылка



© 2011–2016 ООО «Актион кадры и право»

Журнал «Кадровое дело» –
практический журнал по кадровой работе

Все права защищены. Полное или частичное копирование любых материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Кадровое дело». Нарушение авторских прав влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством РФ.

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43626 от 18.01.2011


Упс! Материал только для зарегистрированных пользователей

Чтобы продолжить чтение статей на сайте журнала «Кадровое дело», пожалуйста, зарегистрируйтесь. Это займет 1 минуту, а вы получите доступ к профессиональным материалам и полезным сервисам для кадровых специалистов:

  • статьи и готовые рекомендации по главным вопросам кадрового делопроизводства;
  • шпаргалки для безошибочной работы;
  • вебинары и презентации от лучших экспертов по кадрам.
 

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль