Как поступить, если в приказе допущена техническая ошибка при указании даты увольнения сотрудника?

1942

Вопрос

Уважаемые эксперты, помогите разобраться в ситуации: Работник 31 марта находился на работе в нетрезвом состоянии, есть акт, рапорт, объяснительная, но работник продолжал работать 1 и 2 апреля. Я 3 апреля издаю приказ №157 и ошибочно ставлю дату 30 марта. Как мне поступить в данной ситуации?

Ответ

Допущение работодателем технической ошибки основанием для восстановления на работе по формальным соображениям не является. Данный вывод поддерживает судебная практика.

Если в приказе допущена техническая ошибка при указании даты увольнения, а само увольнение произведено в соответствии с требованиями законодательства, нужно издать приказ о признании приказа об увольнении недействительным и об увольнении сотрудника правильной датой, и ознакомить с ним работника. О техническом характере ошибки может свидетельствовать, например, то, что, несмотря на дату увольнения 30 марта, 1 и 2 апреля отмечены в табеле как рабочие дни, при окончательном расчете за эти дни начислена и выплачена зарплата, и др.

Если же допущена правовая ошибка (1 и 2 апреля не оплачены, при расчете компенсации за неиспользованный отпуск эти дни не включены в стаж, дающий право на отпуск), увольнение считается незаконным. Издание приказа о переносе даты увольнения на другой срок не предусмотрено трудовым законодательством. В этом случае приказ об увольнении следует аннулировать, а запись об увольнении в трудовой книжке – отменить. Увольнение придется оформлять заново.

Подробности в материалах Системы:

1. Ответ: Какой день считать последним днем работы сотрудника при наложении дисциплинарного взыскания в виде увольнения

При определении последнего дня работы в случае увольнения независимо от оснований увольнения следует руководствоваться общим правилом статьи 84.1 Трудового кодекса РФ. Днем прекращения трудового договора по общему правилу является последний день работы сотрудника за исключением случаев, когда сотрудник фактически не работал, но за ним в соответствии с законом сохранялось место работы (должность) *(ч. 3 ст. 84.1 ТК РФ).

Следует отметить, что ряд работодателей неверно трактуют положения части 3 статьи 84.1 Трудового кодекса РФ, в связи с чем допускают оформление увольнения до даты совершения проступка. В указанной статье говорится, что днем увольнения по общему правилу является последний день работы сотрудника. На этом основании работодатели считают возможным оформить увольнение в последний фактический день работы сотрудника, который предшествует дню совершения проступка (например, прогула). Такой подход в корне неверный. Указанное положение подразумевает совпадение прекращения трудовой деятельности сотрудника с юридическим оформлением расторжения трудового договора и не подразумевает их обязательного совпадения с фактическим прекращением исполнения своих трудовых обязанностей. По факту исполнение непосредственных обязанностей может быть завершено и ранее. На это указывают и суды (см., например, определения Конституционного суда РФ от 25 января 2012 г. № 1-О-О, от 22 марта 2011 г. № 394-О-О и от 27 января 2011 г. № 16-О-О).

Таким образом, днем прекращения трудового договора в случае применения взыскания в виде увольнения является последний день работы сотрудника. При этом такой день не может приходиться на более раннюю дату, чем дата совершения самого проступка.

Основания увольнения как меры дисциплинарного взыскания перечислены в части 3 статьи 192 Трудового кодекса РФ.

Из ответа «Как применить дисциплинарное взыскание»

2. Судебная практика:

ПРЕЗИДИУМ ВОРОНЕЖСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 27 июня 2012 г. N 44г-29

Строка N 6

27 июня 2012 года Президиум Воронежского областного суда в составе: председательствующего Богомолова В.П.

членов президиума Маслова В.А., Харюткина В.В., Храпина Ю.В.,

с участием прокурора Панченко И.И.

при секретаре Л.Т.В.

по докладу судьи Мирошникова А.И.,

рассмотрев дело по иску С.О.П. к ГУ МВД России по Воронежской области о признании приказа в части увольнения с должности незаконным, о восстановлении на службе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда,

переданное в президиум определением судьи Мирошникова А.И.

с кассационной жалобой С.О.П. на решение Центрального районного суда г. Воронежа от 15 декабря 2011 года

и определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 6 марта 2012 года

установил:

С.О.П. обратился в суд с вышеуказанным иском к ГУ МВД России по Воронежской области, указывая, что приказом по личному составу ГУ МВД России по Воронежской области N 2394 л/с он был незаконно уволен с должности инспектора по делам несовершеннолетних по п. "е" ст. 58 ФЗ "О полиции" (по сокращению штатов).

Решением Центрального районного суда г. Воронежа от 15 декабря 2011 года в удовлетворении требований С.О.П. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 6 марта 2012 года решение оставлено без изменения.

В кассационной жалобе С.О.П. просит отменить указанные судебные постановления за грубым нарушением норм материального права.

По запросу судьи от 18.05.2012 г. дело истребовано, поступило в Воронежский областной суд 25.05.2012 г., передано в президиум областного суда определением судьи Мирошникова А.И. от 29.05.2012 г.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав С.О.П. и его представителя С.Р.В., представителя ГУ МВД России по Воронежской области Г.И.А., прокурора Панченко И.И., президиум Воронежского областного суда находит, что имеются основания, предусмотренные законом для отмены решения Центрального районного суда г. Воронежа от 15 декабря 2011 года и определения судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 6 марта 2012 года.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судом при рассмотрении данного дела.

Отказывая в удовлетворении требований С.О.П., суд пришел к выводу о том, что процедура увольнения ответчиком была соблюдена, в связи с чем не имеется оснований для признания приказа незаконным.

Данный вывод суда сделан с существенным нарушением норм материального права, что повлияло на исход дела.

В соответствии со ст. 34 Федерального Закона "О полиции" служба в полиции осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации, регламентирующим вопросы прохождения службы в органах внутренних дел, с учетом положений настоящего Федерального закона.

Действие трудового законодательства Российской Федерации распространяется на сотрудников полиции в части, не урегулированной законодательством Российской Федерации, регламентирующим вопросы прохождения службы в органах внутренних дел, и настоящим Федеральным законом.

В соответствии с ч. 3 ст. 81 ТК РФ не допускается увольнение работника по инициативе работодателя (за исключением случая ликвидации организации либо прекращения деятельности работодателем - физическим лицом) в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске.

Приказом начальника ГУ МВД РФ по Воронежской области N 2394 л/с от 26.09.2011 г. С.О.П. уволен из органов внутренних дел по п. "е" ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел РФ с 30.09.2011 г. (л.д. 29).

Как следует из материалов дела и не оспаривалось сторонами, С.О.П. находился в очередном отпуске с 07.09.2011 г. по 11.10.2011 г. (л.д. 40).

Таким образом увольнение С.О.П. было произведено незаконно, поскольку в день увольнения истец находился в очередном отпуске.

Приказом начальника ГУ МВД РФ по Воронежской области от 26.10.2011 г. N 2606 л/с, приказ N 2394 л/с изменен, датой увольнения С.О.П. постановлено считать 11.10.2011 г. (л.д. 39).

Вместе с тем, 29.09.2011 г. С.О.П. уведомили о необходимости явиться за трудовой книжкой (л.д. 51).

Следовательно, на момент издания изменяющего приказа от 26.10.2011 г. N 2606 л/с С.О.П. уже был фактически уволен.

Вывод суда о том, что нарушение трудового законодательства работодатель может исправить, издав приказ о переносе даты увольнения работника на более позднее время, является ошибочным.

Трудовой кодекс Российской Федерации не предоставляет работодателю право изменять дату увольнения работника, равно как и совершать иные юридически значимые действия, затрагивающие права и интересы работника, без его предварительного согласия и после того, как трудовые отношения между работодателем и работником уже прекращены по инициативе самого работодателя.

Кроме того изменяющим приказом истец был уволен в последний день очередного отпуска, что также является нарушением ч. 3 ст. 81 ТК РФ.

Учитывая изложенное, вывод о правомерности действий ответчика по переносу даты увольнения истца не может быть признан правильным.

При таких обстоятельствах решение Центрального районного суда г. Воронежа от 15 декабря 2011 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 6 марта 2012 года нельзя признать законными и обоснованными. Они подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в строгом соответствии с требованиями закона.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 390 Гражданского процессуального кодекса РФ, президиум областного суда

постановил:

решение Центрального районного суда г. Воронежа от 15 декабря 2011 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 6 марта 2012 года отменить. Дело направить на новое рассмотрение в Центральный районный суд.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 января 2008 г. N 5-В07-170

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горохова Б.А.,

судей Кебы Ю.Г. и Малышкина А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании по надзорной жалобе М. на решение Пресненского районного суда г. Москвы от 22 октября 2003 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 апреля 2004 г. и постановление президиума Московского городского суда от 16 августа 2007 года дело по иску М. к Комитету рекламы, информации и оформления города Москвы, ГУП г. Москвы "Городская реклама и информация" о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и оплате больничного листа.

Заслушав доклад председательствующего - судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., объяснения представителя истицы - адвоката Куренной Т.Н., представителя ГУП г. Москвы "Городская реклама и информация" Р. (доверенность от 16.05.2007 г. N 47/1), представителя Комитета рекламы, информации и оформления города Москвы С. (доверенность от 28.12.2007 г. N 78), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

М. обратилась в Пресненский районный суд г. Москвы с иском к Комитету рекламы, информации и оформления города Москвы, ГУП г. Москвы "Городская реклама и информация" о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, обосновывая свои требования тем, что она работала генеральным директором государственного унитарного предприятия города Москвы "Городская реклама и информация" с 1 октября 1998 года.

13 декабря 2002 года между нею и Управлением Правительства Москвы по делам наружной рекламы, информации и оформления города был заключен очередной трудовой договор сроком на пять лет.

Приказом председателя Комитета рекламы, информации и оформления города Москвы от 24 апреля 2003 г. N 21-П она была уволена с работы по ч. 2 ст. 278 ТК РФ.

После отмены 26 июня 2003 г. данного приказа и издания нового приказа N 42-П, истица была восстановлена на работе в прежней должности.

Приказом председателя Комитета рекламы, информации и оформления города Москвы N 43-П от 27 июня 2003 г. истица была уволена с указанной должности с 27 июня 2003 г. по п. 2 ст. 278 ТК РФ.

При рассмотрении данного иска в суде приказом председателя Комитета рекламы, информации и оформления города Москвы N 59-П от 5 сентября 2003 г. в приказ N 43-П от 27 июня 2003 г. были внесены изменения в части даты увольнения истицы, и она была уволена с 26 июля 2003 г.

Считая свое увольнение незаконным, произведенным с нарушением порядка увольнения, истица просила суд признать незаконным и отменить приказ N 43-П от 27 июня 2003 г. в редакции приказа от 5 сентября 2003 г.; восстановить ее на работе в прежней должности и взыскать с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда, а также обязать ответчика произвести оплату по листку нетрудоспособности.

Решением Пресненского районного суда г. Москвы от 22 октября 2003 г. ГУП г. Москвы "Городская реклама и информация" обязано оплатить листок нетрудоспособности АЯ N 2294280, выданный М. за период с 27 июня по 24 июля 2003 г. включительно по представлению подлинника.

В удовлетворении иска М. о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, оплате больничного листа, вынесении частного определения отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 апреля 2004 г. решение суда первой инстанции было оставлено без изменения.

Постановлением президиума Московского городского суда от 16 августа 2007 года решение Пресненского районного суда г. Москвы от 22 октября 2003 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 апреля 2004 г. оставлены без изменения.

В надзорной жалобе адвокат Куренная Т.Н. просит отменить состоявшиеся по данному делу судебные постановления.

Определением Судьи Верховного Суда Российской Федерации от 2 октября 2007 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации и определением от 30 ноября 2007 года передано для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции - Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит состоявшиеся по делу судебные постановления подлежащими отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ в редакции, действовавшей на момент подачи надзорной жалобы, основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

При рассмотрении настоящего дела судами были допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

Из материалов дела усматривается, что М. работала генеральным директором государственного унитарного предприятия города Москвы "Городская реклама и информация" на основании очередного трудового договора от 13 декабря 2002 года, заключенного между нею и Управлением Правительства Москвы по делам наружной рекламы, информации и оформления города сроком на пять лет.

Распоряжением Департамента имущества города Москвы от 23 апреля 2003 года Комитет рекламы, информации и оформления года Москвы уполномочен принимать решение о досрочном расторжении трудового договора с М. по основанию, предусмотренному пунктом 2 статьи 278 Трудового кодекса РФ.

Приказом председателя Комитета рекламы, информации и оформления города Москвы N 43-П от 27 июня 2003 г., изданным в соответствии с указанным распоряжением, трудовой договор с М. расторгнут с 27 июня 2003 года по пункту 2 статьи 278 Трудового кодекса РФ.

Впоследствии приказом председателя Комитета рекламы, информации и оформления города Москвы N 59-П от 5 сентября 2003 г., то есть после прекращения трудовых отношений между сторонами и без согласия истицы ответчиком в приказ N 43-П от 27 июня 2003 г. были внесены изменения в части даты увольнения М., и она была уволена с 26 июля 2003 г.

Эти действия являются незаконными, поскольку работодатель не вправе совершать какие-либо юридически значимые действия, затрагивающие права и интересы работника (например, изменять дату увольнения работника), без его предварительного согласия после того, как трудовые отношения между работодателем и работником уже прекращены.

Судом установлено, что период временной нетрудоспособности М. продолжался с 27 июня по 25 июля 2003 года. Таким образом, в ходе судебного разбирательства с достоверностью установлен тот факт, что истица была уволена в период временной нетрудоспособности в нарушение ч. 3 ст. 81 ТК РФ.

В соответствии с ч. 3 ст. 81 ТК РФ не допускается увольнение работника по инициативе работодателя (за исключением случая ликвидации организации либо прекращения деятельности работодателем - физическим лицом) в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске.

Увольнение М. было произведено приказом ответчика от 27 июня 2003 г. незаконно, поскольку в день увольнения истица была нетрудоспособна.

Однако, вывод судебных инстанций о том, что данное нарушение трудового законодательства работодатель может исправить, издав приказ о переносе даты увольнения работника на более позднее время, когда закончится период временной нетрудоспособности работника, является ошибочным. Трудовой кодекс Российской Федерации не предоставляет работодателю право изменять дату увольнения работника, равно как и совершать иные юридически значимые действия, затрагивающие права и интересы работника, без его предварительного согласия и после того, как трудовые отношения между работодателем и работником уже прекращены по инициативе самого работодателя.

Как разъяснено в п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при рассмотрении дел о восстановлении на работе следует иметь в виду, что при реализации гарантий, предоставляемых Кодексом работникам в случае расторжения с ними трудового договора, должен соблюдаться общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, в том числе и со стороны самих работников. В частности, недопустимо сокрытие работником временной нетрудоспособности на время его увольнения с работы.

При установлении судом факта злоупотребления работником правом суд может отказать в удовлетворении его иска о восстановлении на работе (изменив при этом по просьбе работника, уволенного в период временной нетрудоспособности, дату увольнения), поскольку в указанном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника.

При рассмотрении настоящего дела судом не установлен тот факт, что в действиях истицы имелось злоупотребление правом, выразившееся в сокрытии от ответчика данных о ее временной нетрудоспособности, в связи с чем вывод в решении о правомерности действия ответчика по переносу даты увольнения истицы с 27 июня на 26 июля 2003 г. не может быть признан правильным.

В соответствии с пунктом 2 статьи 278 Трудового кодекса РФ трудовой договор с руководителем организации, помимо оснований, предусмотренных Трудовым кодексом и другими федеральными законами, может быть расторгнут в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о досрочном прекращении трудового договора.

Как следует из материалов дела, ГУП "Городская реклама и информация" находится в ведомственном подчинении Управления Правительства Москвы по делам наружной рекламы, информации и оформления города.

В соответствии с п. 1.2 Устава ГУП "Городская реклама и информация" его учредителем является Департамент государственного и муниципального имущества города Москвы.

Полномочия собственника в отношении всего имущество предприятия, находящегося в государственной собственности города Москвы, осуществляются Департаментом государственного и муниципального имущества города Москвы (п. 3.1 Устава).

Согласно п. 5.1 Устава генеральный директор предприятия назначается и освобождается Управлением Правительства Москвы по делам наружной рекламы, информации и оформления города (Комитет рекламы, информации и оформления города Москвы) по согласованию с Департаментом имущества города Москвы.

Трудовой договор от 13 декабря 2002 года М. был заключен с Управлением Правительства Москвы по делам наружной рекламы, информации и оформления города (Комитет рекламы, информации и оформления города Москвы) и распоряжением Департамента имущества города Москвы от 23 апреля 2003 года. Именно Комитету рекламы, информации и оформления города Москвы, как уполномоченному собственником органу, поручалось расторгнуть этот договор.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд в решении указал на то, что расторжение трудового договора с М. было произведено уполномоченным лицом, поэтому порядок ее увольнения в соответствии с пунктом 2 статьи 278 Трудового кодекса РФ, не был нарушен. Суд также указал, что при рассмотрении дел о расторжении трудового договора по пункту 2 статьи 278 Трудового кодекса РФ вопрос о причине принятия такого решения не подлежит рассмотрению судом, как не входящий в его компетенцию.

Действительно, исходя из смысла положений пункта 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации в его взаимосвязи со статьей 81 и пунктами 1 и 3 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации, при расторжении трудового договора с руководителем организации по решению уполномоченного органа юридического лица, в том числе совета директоров (наблюдательного совета) акционерного общества, либо собственника имущества организации, либо уполномоченного собственником лица или органа (далее - собственника) не требуется указывать те или иные конкретные обстоятельства, подтверждающие необходимость прекращения трудового договора.

Между тем, как указано в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 15 марта 2005 года N 3-П, законодательное закрепление права досрочно прекратить трудовой договор с руководителем организации без указания мотивов увольнения не означает, что собственник обладает неограниченной свободой усмотрения при принятии такого решения, вправе действовать произвольно, вопреки целям предоставления указанного правомочия, не принимая во внимание законные интересы организации, а руководитель организации лишается гарантий судебной защиты от возможного произвола и дискриминации.

Общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, как и запрещение дискриминации при осуществлении прав и свобод, включая запрет любых форм ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности (статья 17, часть 3; статья 19 Конституции Российской Федерации), в полной мере распространяются на сферу трудовых отношений, определяя пределы дискреционных полномочий собственника.

Положения пункта 2 статьи 278 и статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации не препятствуют руководителю организации, если он считает, что решение собственника о досрочном прекращении трудового договора с ним фактически обусловлено такими обстоятельствами, которые свидетельствуют о дискриминации, злоупотреблении правом, оспорить увольнение в судебном порядке. При установлении судом на основе исследования всех обстоятельств конкретного дела соответствующих фактов его нарушенные права подлежат восстановлению.

При рассмотрении настоящего дела доводы истицы о том, что ее увольнение явилось следствием дискриминации и злоупотребления правом со стороны работодателя, ответчиками опровергнуты не были.

Кроме того, заявительница в жалобе указывает на то, что порядок ее увольнения ответчиком был нарушен, поскольку ей при увольнении не была выплачена компенсация за досрочное расторжение трудового договора. Этот довод не является достаточным основанием для принятия решения о признании увольнения истицы незаконным, но, тем не менее, подтверждает обоснованность доводов М. о том, что ее увольнение ничем не обосновано и является произволом со стороны работодателя.

Статья 279 Трудового кодекса РФ устанавливает, что в случае расторжения трудового договора с руководителем организации до истечения его действия по решению собственника имущества организации при отсутствии виновных действий (бездействия) руководителя ему выплачивается компенсация за досрочное расторжение с ним трудового договора в размере, определяемом трудовым договором.

Как усматривается из судебного решения в судебном заседании установлено, что увольнение М. было вызвано не допущенными ею нарушениями условий контракта, т.е. выполнением своих обязанностей не должным образом, а принятием решения собственника. Виновных действий М. судом не было установлено.

Согласно пункту 4.1 вышеуказанного Постановления Конституционного Суда Российской Федерации федеральный законодатель, не возлагая на собственника, в исключение из общих правил расторжения трудового договора с работником по инициативе работодателя, обязанность указывать мотивы увольнения руководителя организации по основанию, предусмотренному пунктом 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации, не рассматривает расторжение трудового договора по данному основанию в качестве меры юридической ответственности, поскольку исходит из того, что увольнение в этом случае не вызвано противоправным поведением руководителя - в отличие от расторжения трудового договора с руководителем организации по основаниям, связанным с совершением им виновных действий (бездействием).

В силу пункта 4.2 указанного Постановления Конституционного Суда Российской Федерации предоставление собственнику права принять решение о досрочном расторжении трудового договора с руководителем организации - в силу статей 1 (часть 1), 7 (часть 1), 8 (часть 1), 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 34 (часть 1), 35 (часть 2), 37 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации - предполагает, в свою очередь, предоставление последнему адекватных правовых гарантий защиты от негативных последствий, которые могут наступить для него в результате потери работы, от возможного произвола и дискриминации.

К числу таких гарантий относится предусмотренная статьей 279 Трудового кодекса Российской Федерации выплата компенсации за досрочное расторжение трудового договора с руководителем организации в размере, определяемом трудовым договором. По смыслу положений данной статьи во взаимосвязи с положениями статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации, выплата компенсации - необходимое условие досрочного расторжения трудового договора с руководителем организации в указанном случае.

Отсутствие в трудовом договоре условия о выплате компенсации и о ее размере не освобождает собственника от обязанности выплатить компенсацию. Вопрос о размере компенсации, как следует из статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации, должен решаться по соглашению сторон, а не собственником в одностороннем порядке. Суммы, подлежащие выплате, должны определяться по договоренности между руководителем организации и собственником, а в случае возникновения спора - по решению суда с учетом фактических обстоятельств конкретного дела, цели и характера данной компенсационной выплаты.

Таким образом, расторжение трудового договора по пункту 2 статьи 278 Трудового кодекса РФ не является мерой юридической ответственности и не допускается без выплаты справедливой компенсации, размер которой определяется трудовым договором, а в случае возникновения спора - решением суда.

Следовательно, невыплата работнику такой компенсации при условии, что он не совершал никаких виновных действий, дающих основание для его увольнения, с учетом конкретных обстоятельств дела может рассматриваться как нарушение работодателем порядка увольнения работника. При увольнении М. работодатель ничем не мотивировал причины ее увольнение, в связи с чем невыплата положенной истице по закону денежной компенсации следует рассматривать как подтверждение доводов истицы о злоупотреблении правом со стороны работодателя.

Таким образом, решение суда первой инстанции и последующие судебные постановления в части отказа в удовлетворении иска М. законными быть признаны не могут и подлежат отмене с принятием нового решения об удовлетворении исковых требований М. о признании незаконными и отмене приказов председателя Комитета рекламы, информации и оформления города Москвы N 43-П от 27 июня 2003 г. и N 59-П от 5 сентября 2003 г.

В части требований истицы о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При новом рассмотрении дела в этой части суду следует уточнить требования истицы, поскольку срок действия ее трудового договора истек, а за пределами этого срока восстановление на работе произведено судом быть не может.

С учетом изложенного, на основании ст. ст. 390, 391 ГПК РФ Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Пресненского районного суда г. Москвы от 22 октября 2003 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 апреля 2004 г. и постановление президиума Московского городского суда от 16 августа 2007 года в части отказа в удовлетворении иска М. к Комитету рекламы, информации и оформления города Москвы, ГУП г. Москвы "Городская реклама и информация" о признании приказов незаконными, о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда отменить.

Принять новое решение, которым признать незаконными и отменить приказы председателя Комитета рекламы, информации и оформления города Москвы N 43-П от 27 июня 2003 г. и N 59-П от 5 сентября 2003 г.

В остальной части дело по иску М. к Комитету рекламы, информации и оформления города Москвы, ГУП г. Москвы "Городская реклама и информация" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда направить на новое рассмотрение в тот же суд первой инстанции.

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 апреля 2012 г. по делу N 33-2765

Судья Меледина М.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе: Председательствующего Бузмаковой О.В., Судей Валуевой Л.Б., Ворониной Е.И., При секретаре Т.,

Рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Перми 09 апреля 2012 года гражданское дело по апелляционной жалобе К., апелляционному представлению прокурора Дзержинского района г. Перми на решение Дзержинского районного суда г. Перми от 31 января 2012 года, которым постановлено:

"В удовлетворении исковых требований К. к обществу с ограниченной ответственностью "О3" о признании приказа N 24к от 12.10.2011 года, приказа N 25к от 13.10.2011 года недействительными, восстановлении на работе и взыскании заработной платы за дни вынужденного прогула, компенсации за неиспользованный отпуск, уральского коэффициента, пени за просрочку выплаты, компенсации морального вреда, отказать."

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи Валуевой Л.Б., объяснения представителя К. - Л., представителя ООО "О3" Л1., заключение прокурора Кузнецовой С.Н., поддержавшей апелляционное представление, судебная коллегия

установила:

К. обратилась в суд с иском к ООО "О3" о признании приказа N 24к от 12.10.2011 года недействительным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за дни вынужденного прогула, компенсации за неиспользованный отпуск, уральского коэффициента, пени за просрочку выплаты, компенсации морального вреда.

Заявленные требования мотивировала следующим: с 2003 года работала у ответчика в должности менеджера, впоследствии была переведена на должность менеджера-экспедитора. 23 июня 2011 года ответчик уведомил ее о том, что в соответствии с приказом N 22/06-01 от 22.06.2011 года "О внесении изменений в штатное расписание" 1 единица по должности "менеджер-экспедитор" отдела продаж автотехники будет сокращена с 24 августа 2011 года, трудовой договор с истцом будет расторгнут 23 августа 2011 года по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации в случае отсутствия вакантных должностей или отказа от перевода на вакантную должность. В период двадцатых чисел августа до момента увольнения истица была нетрудоспособна, о чем работодатель был извещен. С 19.09.2011 года по 12.10.2011 года включительно она проходила лечение в стационаре, к работе должна была приступить с 13.10.2011 года. 13 октября 2011 года истец явилась на работу, однако до работы ее не допустили, сославшись на то, что 12.10.2011 года она уволена, ей вручили приказ N 24к от 12.10.2011 года о прекращении трудового договора от 19.05.2003 года по пункту 2 статьи 81 ТК РФ (сокращение численности работников). Истица указывала, что не согласна с приказом об увольнении, поскольку уволена в период временной нетрудоспособности; работодатель не принял во внимание ее преимущественное право оставления на работе, учитывая, что в ее семье нет иных лиц с самостоятельным заработком; не сообщил о сокращении численности или штата в органы службы занятости о ее предстоящем высвобождении, что сделало невозможным ее трудоустройство; не предложил ей иные вакансии. В связи с незаконным ее увольнением с работы с ней не был произведен расчет в соответствии с законодательством в день увольнения не начислена компенсация за неиспользованный отпуск, не начислен уральский коэффициент на полученные при увольнении суммы. В связи с тем, что суммы после увольнения не начислены до настоящего времени, просила взыскать пени за нарушение сроков выплаты заработной платы. Причинение морального вреда связывала с тем, что ее увольняют второй раз, она переживает факт незаконного увольнения, размер компенсации оценивала в 50 000 рублей. Просила также признать недействительным приказ N 25к от 13.10.2011 года, поскольку им фактически изменена дата увольнения, что не соответствует требованиям закона.

В судебном заседании истица на своих требованиях настаивала в полном объеме. Представитель истца поддержал ее доводы.

Представители ответчика иск не признали в полном объеме, пояснив, что 13 октября 2011 года истец вышла на работу, представив листки нетрудоспособности. Инспектор отдела кадров 13 октября 2011 г. ошибочно напечатала приказ об увольнении с 12.10.2011 года, вручила этот приказ К. и трудовую книжку с записью об увольнении 12.10.2011 года, затем издали другой приказ за N 25к в связи с технической ошибкой по дате увольнения, указав в приказе о признании приказа N 24к от 12.10.2011 года недействительным, но истец отказалась расписаться в приказе N 25к от 13.10.2011 года, о чем соста


Школа

Самое выгодное предложение

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...






Опрос

Как часто Вам приходится оформлять срочные трудовые договоры?

  • Часто 24.38%
  • Иногда 56.46%
  • Не оформляем срочников 19.16%
результаты

Рассылка



Вас заинтересует

© 2011–2016 ООО «Актион кадры и право»

Журнал «Кадровое дело» –
практический журнал по кадровой работе

Все права защищены. Полное или частичное копирование любых материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Кадровое дело». Нарушение авторских прав влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством РФ.

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43626 от 18.01.2011


Упс! Материал только для зарегистрированных пользователей

Чтобы продолжить чтение статей на сайте журнала «Кадровое дело», пожалуйста, зарегистрируйтесь. Это займет 1 минуту, а вы получите доступ к профессиональным материалам и полезным сервисам для кадровых специалистов:

  • статьи и готовые рекомендации по главным вопросам кадрового делопроизводства;
  • шпаргалки для безошибочной работы;
  • вебинары и презентации от лучших экспертов по кадрам.
 

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль